Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
03:09 

Сладких снов, Возлюбленный Месяц! - 1/2

7troublesome
Highly dangerous when bored. You've been warned, ne?
Название: Sweet Dreams, Beloved Moon
Автор (Переводчик): Ruriko L. Minamino, (7troublesome)
*Бета: Defect Child (спасибо большое)
Персонажи (Пейринг): Гаара С. / Неджи Х.
Рейтинг: NC-13
Жанр: романс/фэнтэзи
Состояние: фик - завершен, перевод – завершен
Ссылка на оригинал: www.fanfiction.net/s/4522017/1/Sweet_Dreams_Bel...
Разрешение на перевод: отправлено
Дисклеймер автора: Я не владею Наруто. Кишимото-сама им владеет, к сожалению. Хотя я очень хотела бы владеть Гаарой, чтобы заботиться о нем, и Неджи, хотя бы только для того, чтобы смотреть и наслаждаться!
Дисклеймер переводчика: оригинальный текст мне не принадлежит.
Предупреждение автора: шоунен-ай, но уже это знаете, поскольку читаете это, верно?

Саммари: это история любви, той любви, которая оказалась постоянной и тайно охраняемой, но которая, в конце концов, нашла свой путь к свету. Это история любви Дарителя Сна и Повелителя Темных Ночных Небес…

Примечание переводчика: С этой истории я начинаю свой Сказочный проект – это серия историй моих любимых авторов на сказочные темы. В конце каждой истории я буду анонсировать следующую.
Сегодня с особой радостью представляю моего любимого автора - Ruriko L. Minamino. Ее истории невероятны по своей красоте слога, стилю и интонации. Проработка деталей и диалогов, выписанные характеры – просто теряешься внутри удивительного мира и не можешь оторваться. Сюжеты автора невероятно многогранны – от сказок до религии. Сегодня я представляю сказку, которая захватила меня настолько, что я просыпалась и вставала только с мыслью о том, как перевести все так, чтобы сохранить эту уникальную интонацию, трепетность и нежность…
И еще – с Днем Рожденья, Хьюга Неджи!


Сладких снов, Возлюбленный Месяц! -1/2

Приходилось ли вам когда-нибудь задумываться, почему многие из нас, особенно дети, так сладко спят по ночам? Удивлялись ли вы, что мы часто отдыхаем после обеда, прикладываемся вздремнуть или клюем носом сразу после полудня? Случалось ли вам задумываться, почему иногда по ночам Месяц бросает украдкой свой взгляд с небес, а иногда и вовсе исчезает?
Удивляло ли вас когда-нибудь, что Тихий и Атлантический океаны поднимаются навстречу полному Месяцу, и тогда мы называем это приливами? Задумывались ли вы, почему существуют затмения?
О, но я неучтив, не так ли? Задавая все эти вопросы, пока вы стоите на пороге. Как глупо с моей стороны!
Присаживайтесь, друзья мои! Проходите, собирайтесь вокруг. У камина места более чем достаточно. Да, да, если нужно – или если хотите – можно принести подушки или табуреты. Слишком жарко? Тогда ладно. По углам комнаты достаточно прохладно, и я обещаю, что не буду шептать, но позволю своему голосу наполнить все пространство до самых уголков комнаты. Вот теплый эль и свежее молоко на столе; угоститесь стаканчиком или налейте себе еще. Вот как раз подоспели печенья на большом плоском блюде. Видите? Они еще такие теплые, что над ними струятся легкие струйки пара, едва заметные в свете камина. А как же чудесно они пахнут! Угощайтесь! Хватит на всех!
Я хочу поделиться с вами историей. По крайней мере, о некоторых ее героях вы уже слышали. Потому что, их имена – или их вариации – звучат эхом снова и снова с тех самых пор, когда Человек научился рассказывать истории. На каждое чудо существовала своя история. У каждого человека была своя история, каждое племя или деревня, город или улица имели свою собственную. Сегодня вечером – поскольку вечер всегда был самым лучшим временем, чтобы делиться историями – я расскажу вам мою.
Нет, нет! История не моя в том смысле, что я ее персонаж. Я называю ее своей потому, что только я осмеливаюсь рассказывать ее. И снова «нет» на ваш вопрос. В ней не будет кровопролития или прочих ужасов. Что я хочу предложить вам, так это ответы на все эти надоедливые вопросы, которые я задавал себе несколько минут назад.
То, что я собираюсь вам рассказать, это история любви, той любви, которая оказалась постоянной и тайно охраняемой, но которая, в конце концов, нашла свой путь к свету. Это история любви Дарителя Сна и Повелителя Темных Ночных Небес…
000
Он известен под многими именами для разных народов, а у некоторых из них для него совсем не было имени. Он существовал с тех самых пор, когда Человек начал верить в него, и на протяжении долгих столетий он возникал снова и снова во многих томах фольклора и мифов. Для народов Запада он звался Песчаным Человеком, кто со своей сумкой с песком приносил дремоту и сны в полной темноте Ночи. Но мы с вами по мере повествования нашей истории будем называть его тем именем, которое никто никогда не произносил – да и кто мог его произносить, если никто его не знал? Мы будем его называть его настоящим именем, тем самым, которое он дал сам себе в тот День, когда был рожден. Мы будем звать его Гаара.
Гаара, милый, невинный Гаара, Гаара одинокий, Гаара с огненными волосами. Гаара с пронзительными зелеными глазами цвета зеленеющей листвы. Гаара не с сумкой, но с тыквой, полной зачарованного песка, откуда высыпается и песчаное облако, на котором Гаара летает, и горстки песка, которые погружают Человека в дремоту. У него есть двое родственников, Ветер и Тень – которых на самом деле зовут Темари и Канкуро. Они не так известны в фольклоре, как их младший брат, но это все потому, что их имена стали слишком привычными для нас в нашей обычной жизни. Мы забыли о тайне, прячущейся за ними, вместо этого принимая их как должное. Из всех троих только Гаара – единственный, у кого остался тот налет таинственности, который позволил ему сохранить свое место в Человеческих сказках и историях.
Да, это и есть Гаара.
Маленький Песчаный Человек, по внешнему виду больше юноша, чем зрелый мужчина, присматривает за миром, наблюдает смену Дня и Ночи, летая в темноте и принося сладкий отдых. Далеко в прошлом, значительно раньше, чем начинаются воспоминания этого поколения, он единственно приходил вместе с Вечером, это было то время, которое Человек отвел на отдых от трудов своих. Но, как и все в этом мире, монотонность подошла к концу, и его удовлетворенность и радость от работы была бесповоротно и окончательно вытеснены тем чувством, которое он давным-давно стремился усмирить. И это как раз настоящее начало нашей истории.
Каждую ночь, когда он выполнял свою работу, разбрасывая песок сна по миру, он украдкой бросал быстрые взгляды наверх, к небесам. Звезды были прекрасным зрелищем, но он никогда не осмеливался подняться вверх, чтобы рассмотреть их поближе. Он мог бы, если бы достаточно постарался, поднять свое песчаное облако вверх, но никогда не делал таких попыток. Потому что было нечто, что заставляло его робко держаться вдали от мерцающих высот. Или, если быть более точным, некто.
Он – свет, что светит в глубокой Ночи, драгоценный камень, вокруг которого мерцающие Звезды поют и танцуют. Он правит небесами со своего серебряного трона, усыпанного бриллиантами, надменный и равнодушный ко всем, кто его видит. Он до дрожи прекрасен, чересчур прекрасен и статен. Его глаза – ворота, через которые бледный свет спускается вниз на Землю. Его волосы так же бесконечно черны, как бесконечны небеса. Его кожа - белейший из всех сортов мрамора, и молочная белизна его кожи превосходит белизну того, что люди называют Млечным Путем. В своих одеждах, сотканных из серебряных нитей, он двигается с плавным изяществом равным грации Звездных Дев, что исполняют его малейшую прихоть. Он – Месяц, Человек на Луне, терзающий память своим образом, прекрасный до дрожи Месяц.
- Неджи, - вздыхал Гаара в тишине своих мыслей всякий раз, когда бросал взгляд вверх к серебряному трону. Он знал настоящее имя Месяца, но никогда не осмеливался назвать его так в лицо. Он вообще едва говорил с Месяцем, так велики были его благоговейные трепет и страх. Потому что он любил холодное и равнодушное создание до отчаяния, и с течением Отца Времени, его чувства только расцветали и крепли. Но никогда он не произносил ни слова. Он не мог. Не осмеливался.
И так каждую Ночь Песчаный Человек наблюдал за своим возлюбленным - за своим ничего не подозревающим возлюбленным - с отдаления. Порой, приходя в отчаяние, он не всегда мог довести до конца свою работу с необходимым проворством и точностью. Да и как это было возможно, если он был рядом с Месяцем, так близко и все-таки так бесконечно далеко?
«Если бы ты только знал, что именно я чувствую», - думал он, разбрасывая свой песок по континентам Земли. «И если бы ты знал, то что бы сделал?»
С такими унылыми и полными отчаяния мыслями в рыжеволосой голове, вы можете легко себе представить, насколько велико было его удивление, когда однажды Весной, мерцающая лента из плотной звездной пыли опустилась из воздуха прямо перед его песчаным облаком, и Звезды жестами стали манить его к себе.
-Что вам надо? - окликнул он звездных Дев.
Его голос был тихим и отрывистым, но как со всеми существами такого рода, он прозвучал чисто подобно колоколу. Он считал Звезды прекрасными, но когда они вот так хихикали и танцевали, призывая его изысканно плавными движениями своих мерцающих рук, он рассердился. У него не было терпения на их игры.
- Поднимайся, маленький Песчаный мальчик, поднимайся, - воскликнула самая смелая из всех. – Поднимайся, и побыстрее. Привяжи нашу ленту к своему облаку, и мы подтянем тебя наверх. Быстро, быстро, Песчаный мальчик, поторопись!
То, как они произносили его имя, провоцировало его проигнорировать их, но единственный раз в его жизни, где ничего никогда не менялось, кроме растущего душевного страдания, он решил согласиться. И довольно быстро он выполнил то, о чем его просили. Он подумывал быстро спуститься обратно, если они продолжат испытывать его терпение и сдержанность слишком сильно. А глубоко внутри него вспыхнула искра радости. Если он не сможет говорить со своей любовью, тогда он будет рад побыть, хотя бы недолго, в его присутствии.
Звездные Девы были и в самом деле грациозными существами, но целой толпой они оказались проворными и сильными. Они тянули за ленту и подтягивали ее все выше, их смех становился все громче и громче по мере того, как Гаара поднимался все выше и выше, все ближе и ближе к ним.
- Иди, иди, торопись, еще быстрее, давай же! - шептали они, напевая и приговаривая, помогая Песчаному Человеку сойти с его облака. Песок стремительно взвился вверх и закрутился вокруг рыжеволосого Дарителя Сна, перед тем как быстро устремиться прямо в тыкву. Но на это Гаара не обратил ни малейшего внимания. Его глаза были устремлены только к Звездам.
Он пристально вглядывался в их лица в форме сердец, все одинаковые по размеру и пропорциям. Их светящиеся глаза – голубые, желтые, красные и других похожих цветов – сверкали тайным знанием, когда они смотрели на его худощавую, одетую в коричневое фигуру.
По сравнению с Гаарой, покрытым пылью, худым и невысоким, с его огромной тыквой за спиной, они казались потусторонними созданиями. С волосами, блестящими и искрящимися, телами, завернутыми в самые прекрасные мерцающие одежды, они касались своими легкими руками его рук и спины, подталкивая его с такой мягкостью, что казалось, они не способны сделать что-то плохое. Легкое позвякивание их бесчисленных украшений отдавалось эхом в его ушах, когда он шел в их толпе, вдыхая легкий запах их благовоний. Он был растерян, временно дезориентирован, а их присутствие заставляло его голову кружиться почти помимо его воли.
«Это так чувствуешь себя вблизи Звезд?» - лениво удивлялся он. Их было так много, что ему не было видно, что находилось впереди и позади него. Песчаный Человек не знал, зачем они искали его. Он не знал, зачем им понадобилось призывать такого как он, возможно желая его общества? Но нет. Это было невозможно. И в душе он знал, что не с ними он хотел быть вместе. Не их он хотел увидеть. «Знает ли он, что они сделали?»
- Зачем вы привели меня сюда? - наконец потребовал он, отталкивая троих ближайших из мерцающих дев. - Что вам надо от меня?
Его гнев вспыхнул. Они снова захихикали! Но даже в своем возрастающем гневе он понял, что они не просто подталкивают его вперед, куда им вздумается. За их настойчивыми толчками была тайная цель. Они его куда-то вели.
Звезды начали останавливаться, их хихиканье и бормотание стихло до едва слышного шепота. Им было все еще весело, но они подавляли свое веселье. Песчаный Человек нахмурился, все еще не в состоянии увидеть пространство за их высокими мерцающими силуэтами. Одна за другой они уходили из его поля зрения, раздвигаясь как тонкий прозрачный занавес бледнейшего белого шелка.
Гаара моргнул своими обведенными черным глазами в изумлении. Его ноги застыли на месте, когда он взглянул вверх, на зрелище, к которому никогда раньше не осмеливался приблизиться.
На троне из отполированного до блеска серебра, слегка облокотившись на мягкую подушку подлокотника, восседал его возлюбленный Месяц. Он был даже еще более гипнотически прекрасен вблизи. Бледные белки его глаз были окрашены по краям в лиловый цвет, сдержанно мерцая светом, струящимся на Землю. Когда он слегка пошевелился, чтобы опустить свой вытянутый подбородок на ладонь с длинными тонкими пальцами, эбонитовая грива его волос скользнула через плечо, как каскад темных вод, что решил отдохнуть на его одежде, расположившись слегка повыше сердца. Бледно-янтарное кольцо на его пальце сверкнуло, когда одна из Звезд подплыла к нему со стороны. И когда глаза Месяца сфокусировались на его госте, эти совершенные бледно-розовые губы разомкнулись вопросом.
- Даритель Сна, - его голос был подобен музыке и действовал гипнотически, - Я призвал тебя сюда специально. У меня есть вопрос, который я хочу задать тебе.
Неджи, его Неджи, его надменный и равнодушный Неджи, призвал его к себе. Сердце Песчаного Человека бьется не так, как Человеческое: его ритм приглушен, смягчен и скрыт песками. Гаара был этому рад, в противном случае Месяц мог бы заметить, насколько громко и стремительно оно бьется.
- Что? - спросил зеленоглазый Песчаный Человек, его голос прозвучал резче и грубее, чем он того хотел. Он испытал сожаление от своего тона, поскольку выражение лица Месяца ожесточилось, словно его сильно обидели.
- Так вот какой голосу у того, кто убаюкивает Людей? - послышалось надменное леденящее душу замечание. Затем Месяц взмахнул руками, словно отметая любые потенциальные ответы. - Не важно. Это не то, о чем я хотел спросить, когда решил призвать тебя сюда. Я хочу, чтобы ты мне рассказал другое.
Мерцающие жемчужины, что были его глазами, превратились в острые твердые алмазы.
- Зачем ты пристально смотришь на меня снизу? Отсюда, со своего трона я вижу все, что происходит, и я знаю, что ты сделал. Я поймал твой единственный взгляд. Что я теперь хочу знать, так это причину.
Если только это возможно, кровь Гаары застыла в его жилах. Он был так осторожен, как только мог. Каким образом он мог быть обнаружен? По крайней мере, он порадовался, что это было только единожды.
- Это не твое дело. У тебя нет права решать, что я делаю и чего не делаю.
- Понимаю, - вскоре ответил Месяц. Он выпрямился на своем троне, корона на его голове, усыпанная драгоценностями, сверкнула как море маленьких раскаленных звезд.
- Это все, что ты хотел сказать? - вырвалось у Песчаного Человека, прежде чем он смог остановить себя. А чего он ожидал – признания в любви?
Конечно же, нет. Месяц никогда бы и не посмотрел на такого, как он с такой благосклонностью.
- Кажется, нам нечего больше обсуждать, - произнес Владыка Вечера своим тихим и безразличным тоном. - Можешь идти.
И он отпустил Песчаного Человека взмахом своей руки, словно был настоящим повелителем Дарителя Сна.
- Хм.
Теперь уже ничего нельзя было поделать. Гаара скрыл свое разочарование и злость на себя за этим восклицанием, затем повернулся на пятках и ушел. И Звезды не заговорили с ним ни разу, но ему было все равно. Ему просто хотелось убраться отсюда подальше и как можно быстрее. Ему просто необходимо было уйти, после того, как он себя вел, он не мог оставаться ни секунды дольше.
«Единственный раз я могу видеть его вблизи», - подумал он про себя, призывая песок в облако, которое отнесло бы его назад, вниз, поближе к земле, - «единственный раз он говорит со мной, и я холоден с ним. И я не дал ему ни одной причины снова пожелать заговорить со мной. У меня и так был мизерный шанс, если вообще он был, но теперь… Мне просто нужно было ответить на его вопрос». - И сказать ему что? Мог ли Гаара сказать ему правду? - «Если бы я сказал ему, что я чувствую, разве он не прогнал бы меня прочь еще быстрее? Разве не рассмеялся бы мне в лицо?»
Уставшие зеленые глаза закрылись, и рыжеволосый попытался себе представить смех своего возлюбленного. Но все, что он мог мысленно слышать – это жестокий издевательский смех. Он вздохнул и посмотрел вниз на землю, собираясь с силами. Как долго он был среди Звезд? Он пренебрег своими обязанностями. Земля, всегда нетерпеливая Тсунаде, уже повернулась. В некоторых частях мира очень многим людям так и не удалось заснуть Ночью. И это была целиком его вина.
Он поднял руки и приказал песку рассыпаться по земле еще раз, чтобы как-то возместить свою оплошность. Он не будет думать об этом слишком много. Если это вообще можно назвать настоящей ошибкой. Несмотря на холодность его тона, он знал, что Месяц тоже был несправедлив и недружелюбен. И он отпустил Гаару с таким выражением превосходства на лице!
- Жестокий Месяц, - вздохнул Песчаный Человек, - я не могу не любить тебя и не могу не любоваться тобой…
Ночи продолжались, как и всегда, но теперь казалось, что в те моменты, когда Гаара был особенно занят, он ощущал на себе пару глаз, пристально глядящих на него с высот. Дрожь пробегала по его телу, и он не мог подавить сильное желание крепко сжать запястье или плечо. Он оглядывался вокруг, и далеко не единожды, обнаруживал на себе пристальный ледяной взгляд Месяца.
- Чего еще? - спросил он однажды, пытаясь унять свое раздражение и звуча еще более раздраженным в своей попытке скрыть глубокий трепет, охватывающий его от такого пристального внимания.
Но Месяц, как и всякий раз, когда Гаара обнаруживал его взгляд, единственно молча разглядывал его секундой дольше, а потом полностью отворачивался в противоположную сторону.
Это еще больше приводило Песчаного Человека в уныние. И однажды вечером в своей глубокой печали он выпустил так много песка, что все пространство неподвижно погрузилось в глубокий летаргический сон.
По этим ледяным взглядам он понимал, что Неджи никогда снова не снизойдет до разговора с ним.
Однако существовал некто, с кем Месяц никогда не уставал говорить и от кого никогда не отворачивался. С сожалением смотрел Гаара на разворачивающуюся перед ним сцену, которую он уже много раз видел и раньше. Воды прямо под тем местом, где сидел на своем троне Месяц, начинали подниматься. И возлюбленный Песчаного Человека с нетерпением наклонял голову вниз, к кружащейся водоворотом истинной форме вспыльчивого Океана.
У Тихого, как прозвали его люди, были черные жемчужины глаз в пару к белым жемчужинам Месяца. Взгляд его глаз - черных и острых, как повернутые кверху кончики его волос. Опасность таится во всегда кружащихся в водовороте складках его одежд. На голове его покоится корона из костей акул и раковин, его шея и запястья сверкают кораллами и драгоценностями морей. Этот Океан – потому что есть два великих и темных океана – кажется теплым на первый взгляд, но большую часть времени он кипит от раздражения и гнева. Пылающее красное кольцо на его правой руке – чума для Людей, что живут на землях под подлокотниками его трона. Всякий раз, когда он приходил в ярость, от малейшего резкого движения извергались вулканы, несмотря на протесты Тсунаде – Матери Земли, и это порождало землетрясения. Сама Ветер приходила, и тайфуны с цунами несли ужасное опустошение. Ярость Тихого Океана могла быть причиной этой ужасающей цепной реакции. И это был тот самый демон, кому завидовал Гаара. Демон, настоящее имя которого было Саске, что был близким другом равнодушного Месяца.
Песчаный Человек смотрел, как два сверхъестественных существа увлекались тихой беседой. Они знали друг друга задолго до того Дня, когда мысль о Гааре появилась в умах людей. Они были созданиями, что существовали с начала времен, - Гаара же таким не был. Пока он смотрел на них с завистливой печатью в глазах, он уловил приближение еще одного существа.
«Как и ожидалось. Один впадает в другого, даже когда они говорят». Гаара помчался на своем песчаном облаке, не желая прямо пересекаться с Атлантическим Океаном, поскольку тот двигался в его направлении. Прежде чем он совсем убрался с дороги, темные глаза повернулись внимательно разглядеть его, заставив замереть посередине движения.
Пристальный взгляд Океана, в котором так много Людей нашли свою ледяную могилу, был пронизывающим, и прожигал насквозь фигуру юного Песчаного Человека. Это было удивительно и странно, но казалось, что он хочет разгадать замысловатую головоломку.
Атлантический – Итачи было его сокровенное имя – состоит из вен со струящимся внутри льдом, как Тихий состоит из крови, закипающей огнем. Он выглядит старше, чем его брат Океан, с длинными волосами цвета полночи как у Месяца, но во всех других смыслах, он кажется близнецом Тихого. Волны его одежд спокойней, чем у его бурного брата, но в бесконечной темноте его глаз можно разглядеть, что он настолько же неумолим. У него нет колец пламенеющих вулканов, но вокруг его шеи и рук сверкают крупные шероховатые драгоценные камни обманчивых и опасных айсбергов – ужаса всех бороздящих океаны Людей.
Гаара не мог избежать ледяных глаз Океана и чуть не пошатнулся назад от неожиданности, когда тот отвел взгляд. Рыжеволосый Даритель Сна снова покачал головой и двинулся дальше. Ему не нужно было оборачиваться назад, чтобы знать, что все три существа – два Океана и его дорогой Месяц – были поглощены своей тихой беседой. Это было так, как было всегда, с тех самых пор, когда он пробудился для мира. Время от времени, два Океана поднимались кверху поговорить с Месяцем, поскольку сам он не мог спуститься к ним. Гаара иногда удивлялся, о чем они могли так долго разговаривать, но опять таки, как бы близки они не были, это было не его дело. Никогда не было и никогда не будет.
«Чего он на меня уставился?» - удивился Песчаный Человек. В течение всего времени, с тех самых пор, когда он узнал о Месяце и его спутниках Океанах, ни один из них никогда не смотрел в его сторону. И быть пойманным замораживающим взглядом Атлантического, было для Гаары совершенной неожиданностью. Гаара не сделал ничего такого, чтобы привлечь внимание этого Океана. «Только если ему было любопытно то, что Неджи дал себе труд говорить со мной». Он отбросил эту мысль. Размышление о подобных вещах никогда не давало ему ничего хорошего. Взамен это приносило ему только больше печали.
Песок кружился у ног Гаары, словно стараясь подбодрить своего хозяина в его одиночестве. Он мог бы, свистящий шепот песка напомнил ему об этом, воспользоваться компанией своих родственников. Это была бы желанная перемена по сравнению с его меланхоличными размышлениями.
Но нет. Это было не то, чего ему хотелось. Он никогда даже не упоминал о своей тайной тревоге своему брату или сестре. Он не станет начинать и теперь.
Только в этот момент он обнаружил, что залетел слишком далеко. Уже не было так темно. Он пересек границу Вечера и попал в яркое Утро.
- Мне не следует здесь быть, - пробормотал он, внутренне проклиная свою задумчивость. Каждую секунду, что он проводил в границах Дня, все больше людей попадало под его сонное заклинание. Было странно чувствовать себя вдали от Месяца. Было необычно не ощущать его прохладное прекрасное присутствие рядом. Но в то же время, это было облегчением. Ему не нужно было излишне четко осознавать присутствие того, кого он любил – того, кто, как он был уверен, никогда не ответит ему взаимностью.
Он стал поворачивать обратно.
- Эй, там, Песчаный Мальчик! - вдруг позвал громкий излишне радостный голос.
Гаара повернулся вокруг, слегка хмурясь. Он не мог никак увидеть, кто же говорил. Он засомневался, может это ему только почудилось.
- Сюда, наверх! - снова позвал голос. - Я здесь, наверху!
Бледные изумруды устремились вверх в пристальном взгляде и быстро заморгали. Он сузил глаза, и его песок сформировал подобие купола над его головой. Он смотрел прямо в улыбающееся до ушей лицо Солнца.
- Я никогда раньше не видел тебя на своей половине, - сказал Солнце, наклоняясь со своего золотого трона. - Что ты здесь делаешь?
Гаара слегка отодвинулся в сторону, чтобы не смотреть прямо на это слишком яркое сияние. Наверное, это было одной из причин, почему он любил Месяца так нежно. Тот был маяком света, но не настолько невыносимо яркого света.
- Если ты никогда раньше меня не видел, откуда ты знаешь, кто я такой?
Солнце громко рассмеялся, наполовину свешиваясь со своего трона. Далеко внизу, Песчаный Человек мог слышать отдающиеся эхом крики Людей о том, что значительно потеплело.
- Эй! Я не какой-то там идиот, как говорит Тихий-теме! Ты летаешь на песчаной туче, и у тебя большая тыква за спиной. И, кроме того, там внизу Люди сейчас становятся сонными.
Гаара не мог удержаться, чтобы не сравнить этот радостный яркий свет с приглушенным и деликатным светом своего любимого.
У Солнца был внешний вид юноши, совсем как у самого Гаары. Его волосы состояли из пламенеющих золотом прядей, торчащих во все возможные стороны. Его золотая корона практически терялась в этом золотом сиянии. У него были яркие голубые глаза, что отражали прохладный цвет голубого неба, а его одежды состояли из всех немыслимых оттенков оранжевого и желтого. Гаара никогда не видел Солнце так близко и был порядком озадачен его бьющей через край аурой. Это существо, ему подумалось, было полной противоположностью его Месяцу, шумное и легко возбудимое создание по сравнению с хладнокровно собранным и невозмутимым Повелителем Ночи.
-Эй! - буйно замахал рукой Солнце, требуя внимания. - Ты слушаешь, Песчаный Мальчик?
-Меня зовут не так, - холодно ответил Гаара, злясь на то, что все существа не прекращают называть его подобным образом, все, кроме его возлюбленного Неджи. Тот был так официален в своем обращении.
-Тогда как? - яркое Солнце был настойчив. - И подойди поближе, ладно? Шикамару просто терпеть не может, когда я так воплю.
- Ты ослепляешь его, - проговорил невыразительный скучающий голос, эхом отдающийся в воздухе. Это был Облако, легко меняющий форму Облако, что обитал одновременно и Днем, и в Ночи. - Ты сказал, не будешь шуметь, если я буду проводить больше времени с тобой, чем Ночью, Наруто. Ты такой проблемный.
- А? Но он же ближе не подходит! - пожаловался Солнце. - Я с ним раньше не разговаривал, и ты же знаешь, Тсунаде-баа-чан выйдет из себя, если я спущусь отсюда!
Тонкая вуаль пушистой белизны легко обволокла золотой трон, и Гааре удалось мельком увидеть темноволосую фигуру, развалившуюся на белой пушистой массе поодаль, с закрытыми, словно в медитации, глазами. Словно почувствовав взгляд Песчаного Человека, Облако повернулся и приоткрыл один глаз.
- Забирайся сюда. Он становится еще больше приставучим, когда волнуется.
- Давай же! Я не обожгу! - Наруто, как назвал его Облако Шикамару, начал энергично жестикулировать, несколько лучей его яркого света пробились через занавес Облака, когда он махал. - Пожалуйста?
Не в характере Гаары было быть общительным. Его бесконечные Ночи были заняты убаюкиванием Людей и размышлениями ни о чем другом, только как о выражении лица его возлюбленного Месяца. Его родственники навещали его, но редко, и даже еще реже он обращался к ним сам. Тем не менее, энергичность Солнца была ему в новинку, и он медленно приказал своему песку поднять его поближе к золотому трону.
- Ну? - резко спросил Гаара, склоняя голову вбок. Ему пришло на ум, что это уже во второй раз, когда он оставляет свои обязанности, но в эту пору, это совершенно его не заботило.
- Я – Наруто, великий Дневной Повелитель! - заявил Солнце с широкой улыбкой, которая была четко видна даже сквозь пелену вуали Облака. - Как тебя зовут?
Прямолинейный. Нечто, что Гаара мог оценить. И в то же самое время, нечто такое, чего он не понимал. Гаара решил, что может стерпеть это чрезмерно дружелюбное создание.
- Гаара, - кратко назвал он свое имя.
- Ну вот, теперь мне больше не придется называть тебя Песчаным Мальчиком, - был довольный ответ.
- Я - Песчаный Человек, - подчеркнуто ответил рыжеволосый. - А не Мальчик.
Наруто разразился смущенным смехом.

-----конец 1/2------
запись создана: 03.07.2010 в 02:06

@темы: фанфик, слэш, перевод, закончен, ваншот, romance, PG-13

Комментарии
2010-07-03 в 02:15 

7troublesome
Highly dangerous when bored. You've been warned, ne?
Уважаемый dhampir-сама! Под категорию убрала. Если что не так - опять прошу Вашей помощи:)
Onegaishimasu!

2010-07-04 в 12:57 

7troublesome
Highly dangerous when bored. You've been warned, ne?
Увидела - большое спасибо!

2010-08-08 в 21:57 

7troublesome
Highly dangerous when bored. You've been warned, ne?
dhampir
Уважаемый dhampir-сама! Получила официальное разрешени автора на перевод и постинг - можно ли исправить в шапке?

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Скрытая деревня не скрытых извращенцев

главная