03:16 

Сладких снов, Созлюбленный Месяц! - 2/2

7troublesome
Highly dangerous when bored. You've been warned, ne?
Название: Sweet Dreams, Beloved Moon
Автор (Переводчик): Ruriko L. Minamino, (7troublesome)
*Бета: Defect Child (спасибо большое)
Персонажи (Пейринг): Гаара С. / Неджи Х.
Рейтинг: NC-13
Жанр: романс/фэнтэзи
Состояние: фик - завершен, перевод – завершен
Ссылка на оригинал: www.fanfiction.net/s/4522017/1/Sweet_Dreams_Bel...
Разрешение на перевод: отправлено
Дисклеймер автора: Я не владею Наруто. Кишимото-сама им владеет, к сожалению. Хотя я очень хотела бы владеть Гаарой, чтобы заботиться о нем, и Неджи, хотя бы только для того, чтобы смотреть и наслаждаться!
Дисклеймер переводчика: оригинальный текст мне не принадлежит.
Предупреждение автора: шоунен-ай, но уже это знаете, поскольку читаете это, верно?

Саммари: это история любви, той любви, которая оказалась постоянной и тайно охраняемой, но которая, в конце концов, нашла свой путь к свету. Это история любви Дарителя Сна и Повелителя Темных Ночных Небес…

Примечание переводчика: С этой истории я начинаю свой Сказочный проект – это серия историй моих любимых авторов на сказочные темы. В конце каждой истории я буду анонсировать следующую.
Сегодня с особой радостью представляю моего любимого автора - Ruriko L. Minamino.
И еще – с Днем Рожденья, Хьюга Неджи!

Сладких снов, Возлюбленный Месяц! - 2/2

Наруто разразился смущенным смехом.
- Думаю, с этим ты прав. Эй, надеюсь тебе не надо скоро уходить? Хочешь побыть здесь и поболтать немного?
Гаара пристально посмотрел на Солнце, прикидывая, может ли он себе позволить остаться. Наруто был странным, но опять таки, разве все они не были странными каждый по-своему? В Ночи не было никого, с кем он мог бы разговаривать. У него были лишь мысли и безнадежная печаль. Возможно, такое приятное отвлечение внимания, как беззаботный и веселый Солнце, было как раз тем, что ему было нужно.
- Хорошо.

Время шло, и Гаара обнаружил, что все чаще и чаще прокрадывается подальше от Вечерних небес. И везде, куда он приходил, Людей Земли мягко клонило в сон. Именно яркими днями печали Песчаного Человека отходили на задний план. Именно здесь он мог успешно созерцать своего возлюбленного Месяца без острой боли и понимания того, что его мечты никогда не станут реальностью. И все равно рыжеволосый Хранитель Песка не поведал другу о своей тайне. Не смотря на то, что сначала Наруто показался ему беспечным и всегда счастливым, вскоре он осознал, что у него было достаточно много общего с гиперактивным блондином. Достаточно много общего, а не наоборот.
- …тебя здесь не было, поэтому я крикнул снизу Ли и спросил его, что он думает, - говорил Солнце во время прошлого визита Гаары. Рыжеволосому уже не настолько нужна была вуаль Шикамару, поскольку Гаара вроде как уже привык к его яркому сиянию. В своей руке Дневной Свет поигрывал изысканным ожерельем из голубых кораллов.
- Думаю, он взаправду рехнулся – Весна с его весенней лихорадкой – вот это смех! Ха-ха! Знаешь, что он мне сказал?
- Если бы ты перестал отвлекаться, то уже бы узнал,- заметил Гаара. Несмотря на все время, что он проводил с Наруто, он знал, тем не менее, что его визиты должны быть короткими.
- Господи, тебе вовсе не надо быть таким занудой, - фыркнул Наруто. Он поболтал ожерельем перед собой, глядя на него с подозрением. - Ли сказал, что эта вещица – “знак неугасимой любви и преданности от Ледяного Океана, с помощью которой он надеется завоевать твое сердце” или нечто в этом роде. Можешь в это поверить? Я почти ослепил Ли своим светом – хохотал, как сумасшедший! Жаль, тебя не было! Он и в самом деле думает, что я могу нравиться Итачи – этой бесчувственной сосульке! И то же самое он говорил мне в прошлый раз, когда Саске-теме подарил мне ту странную штуковину из моллюска – можно подумать, мне надо зеркало из раковины! - Он фыркнул насмешливым смехом.
Таким счастливо наивным был Солнце, и хорошо, что он не заметил укол ревности и недоверия, который вспышкой пронесся по лицу Гаары. Это было бы тяжело объяснить. Песчаного Человека беспокоили не два своенравных Океана, а тот факт, что такие существа, как они, могли проявлять редкий интерес к такому громогласному созданию, как Наруто – и вины того в этом не было. Гаара полагал, что у него был свой шарм. Он всегда был счастлив – и именно это, возможно, и привлекало мрачные Океаны. Тот, кто беспокоил Гаару, был настолько же холоден, как и они, однако казалось, что нет никого, способного ему понравиться. И меньше всего это мог бы быть Гаара, со своим тусклым песком и нудными обязанностями. Сама его работа была скучной; погружение Людей в сон вовсе не было эффектным занятием. У Месяца был свой выбор среди прекрасных Звезд, и ему не надо было искать где-то в другом месте.
- Гаара? - голос Наруто, внезапно не такой радостный, вырвал Песчаного Человека из его мыслей. - Думаю, тебе стоит это увидеть.
Песчаный Человек повернулся, замечая, что даже Шикамару насторожился и смотрит на нечто немного левее.

Как он мог такое пропустить? Это было причудливое зрелище, которое раньше никогда не происходило. Рубеж между Днем и Ночью, стоя перед своим серебряным троном, превращенным в сани, пересекал Месяц собственной персоной. В своем мерцающем бриллиантами и серебром великолепии, медленно приближался Повелитель Ночи.

- Что он здесь делает? - спросил Наруто, переводя взгляд с Гаары на Шикамару и обратно. - Неджи раньше никогда не приходил сюда.

Гаара подавил укол ревности в своей груди. У него не было права ревновать к Наруто; Солнце так фамильярно говорил о каждом и с каждым созданием. Вместо этого, он сфокусировал взгляд на невероятном зрелище.

- Как же проблематично, - пробормотал Шикамару так тихо, что было слышно только им троим. - Он выглядит слегка расстроенным – насколько расстроенным он вообще может выглядеть.
Облако был прав. Гаара провел вечность, пристально наблюдая за лицом своего Неджи, и никогда еще он не видел эти слегка нахмуренные брови.

- Он здесь ради Наруто», - произнес ленивый голос Облака. Это было утверждение, а не догадка. - Может тебе лучше сейчас уйти, Песчаный.

Наруто был другом Гаары. Он это решил вскоре после того, как они решили вместе проводить время. Он хотел остаться со своим другом; бедный блондин был сердечным и отважным, но казалось, что присутствие Месяца привело его в замешательство и даже некоторый испуг. Однако, Гаара не мог остаться именно по причине этого самого присутствия. Ему уже удалось, как ему казалось, заслужить гнев своего Неджи. Ему не хотелось продолжать знакомство с ним так скоро.

- Эй, я буду в порядке! - широко и несколько смущенно усмехнулся Наруто рыжеволосому другу. - Если смотреть на это с лучшей стороны, мне еще не приходилось болтать с Мистером Серебряная Ледышка. Я все тебе расскажу в следующий раз, ладно?

Гааре ничего не оставалось, как только кивнуть. Он пытался заставить себя не смотреть на приближающиеся сани Месяца. С Наруто все будет в порядке. Казалось, что даже Шикамару оставил блондина одного, но ведь не могло случиться ничего плохого, верно? Как раз в то самое время, когда Песчаный Человек собирался спуститься в нижние пределы небес, торопясь войти в Ночь, он ощутил, что его охватывает белоснежная пена Облака, останавливая его на пороге темноты.
- Эй, не шевелись, - прошептал голос Шикамару прямо ему в ухо.
Гаара не мог видеть Хозяина Туч, но он замер и кивнул головой. Оказалось, не он один тревожился за исход встречи Наруто с неожиданно раздраженным Месяцем.
Там, где Солнце и Месяц стояли друг напротив друга, происходило нечто вроде поединка взглядов. Утреннее небо потемнело с приходом Месяца, и по мере его приближения серебристое сияние Повелителя Вечера сменялось на кроваво красное, хотя Солнце оставался прежним. Глядя на этот странный свет, Гаара еле удержался от вздоха. Каким бы жалким он себя не ощущал, он все равно был безнадежно очарован Месяцем. Красноватый отблеск на его коже, глазах и одеждах был непривычным, но ничуть не уменьшал его прелести.

- …Так вот почему ты тут торчишь, - прошептал Шикамару, понимающе глядя на полупотрясенного Гаару.

Щеки Песчаного Человека окрасились ярко-красным, но он отказывался отвечать. Он не даст заумному Облаку получить удовлетворение от своего признания. Вместо этого он обратил внимание на разговор, происходящий невдалеке. Он не мог расслышать, что говорилось. Не напрасно Месяц был известен как Дарующий Тишину. Нельзя было услышать ровным счетом ничего. Гаара попытался понять весь смысл разговора, только читая выражение лица Наруто.
В быстрой последовательности выражение лица Солнца сменялось с нервного к отчаянно напуганному и затем к тревожному, а потом его глаза начали быстро моргать в абсолютнейшем непонимании. Его рот открывался и закрывался в полнейшем потрясении. А через мгновение, Наруто откинул голову назад в неистовом смехе, который заставил Месяца слегка отступить назад из-за вспышки яркого света. Небеса слегка посветлели, и Месяц снова шагнул вперед. Его пелена тишины была нарушена, но не пелена темноты.
- … не могу тебе поверить! - проговорил энергичный блондин, подбрасывая ноги в воздух так, что его одежды разлетелись в разные стороны. - Так вот что тебя взбудоражило?

- Ты будешь молчать о том, что услышал, и не будешь вмешиваться. - Голос Месяца, теперь ясно различимый, в своей мягкости таил угрозу. Он обещал хладнокровное ее осуществление, если предупреждение будет проигнорировано.

Наруто недовольно надул губы.
- Но почему ты просто ему не скажешь? Могу догадаться, чего ты хочешь на самом деле, и если это настолько очевидно, то почему бы не сказать что-нибудь? Ты идиот, Неджи!
Со своего места Гаара сдержал недовольное рычание. Это было в корне неправильно называть Месяца таким грубым и оскорбительным словом. Только то, что они с Наруто были друзьями, удержало Гаару от того, чтобы откровенно высказаться и обнаружить себя.

- Если я глупец, то ты дважды тупой, - был ледяной ответ Вечернего Повелителя. - Ты полностью отказываешься признать то, что тебе говорится прямо и откровенно.

Что Месяц имел в виду? Гаара слушал в замешательстве. Ему хотелось бы услышать конец разговора. Но разговор, оказалось, вот-вот завершится. Песчаный Человек попытался покинуть свое убежище из плотной завесы Облака. Он уже полностью вылетел оттуда и был на полпути к границе между Днем и Ночью, когда Шикамару окликнул его.
- Еще рано! - прошипел Облако, но было уже слишком поздно.

Две пары глаз, бледные и голубые, заметили пламя рыжих волос Гаары. Как олень застигнутый в свете фар, Песчаный Человек застыл под их испытывающими взглядами. Никто не двинулся и не проронил ни слова. Облако медленно начал свое отступление, Солнце смотрел, открыв рот и, смутившись, заерзал на своем троне. Прежде чем кто-нибудь смог что-то сказать, Месяц пристально взглянул на Солнце.

- Наш разговор окончен, - сказал он холодно. И с этими словами он повернулся со своим троном и удалился в темноту, не удостоив Гаару даже прощальным взглядом.
Последующие несколько ночей, как Люди считали их – или может быть, этот отрезок времени не поддавался измерению, - Земля постепенно погружалась в смятение. Никто не мог объяснить, что происходило в вышине. Со времени того ужасающего события, когда Месяц закрыл Солнце, Ночные небеса становились все более и более унылыми. Одна за другой, свет Звезд, казалось, медленно угасал. С каждым оборотом Тсунаде казалось, что яркость Месяца все больше и больше слабеет.
Гаара был сбит с толку. Он не знал, как понимать эту тишину. Он смотрел на Месяц все более и более открыто, не зная, что и думать.

«О чем он все-таки разговаривал с Наруто?», - раздумывал Песчаный Человек. Казалось, что это было как-то связано с ним самим, но как такое могло быть? Месяц едва взглянул на него. А сам Наруто так ничего и не сказал. Солнце, обычно такой веселый и разговорчивый, только посмеивался и хранил молчание.

- Мм, Гаара, послушай… Прости, - извинился светловолосый Утренний Властитель, когда его спросили. - Но я, мм, не могу тебе сказать. Он точно был настроен серьезно… Хехехе… Он был слишком серьезен, чтобы шутить. - На мгновение, Солнце нахмурился, и небеса потемнели. А затем все снова стало прежним. - Не волнуйся об этом! Я шепнул ему слово-другое, поэтому скоро все должно быть в порядке!
Однако, о чем конкретно говорил Месяц, блондин не сказал.

Гаара обратил свой взгляд вниз, к двум молчаливым Океанам. Они не удостоили его даже взглядом. Говорить с ними было напрасной тратой времени. Как бы странно не посмотрел на него Атлантический один единственный раз, больше этого не произошло, и таким образом не было причины начинать разговор.

Шикамару, Облако, постоянно отсутствовал.

Все больше и больше Звезд поворачивались спиной к Земле, словно что-то погружало их в неописуемую печаль. Ночное небо становилось все темнее и темнее. Изменения были настолько неуловимы, почти неразличимы для глаз, но Песчаный Человек наблюдал за своей единственной любовью так долго, что сразу понял, что происходит.

Месяц изменял свое обычное положение на небе. Все дальше и дальше от того места, где ему положено было быть, устремлялся он, насколько Гаара мог судить, его серебряный трон перемещался в положение, прямо противоположное трону Солнца. Под этим углом их свету невозможно было соприкоснуться. И таким образом, небеса становились еще темнее.
По прошествии какого-то времени, когда Людские умы все тяжелее и тяжелее стало успокаивать и погружать в сон, Гаара заметил, что его способность видеть ухудшилась. Ему нужен был источник света, чтобы исполнять свои обязанности, но теперь этого света не хватало. Он посмотрел на свои руки и увидел, что почти не может их разобрать в темноте.
«Что происходит?» - недоумевал он, обращая грустный взгляд к Месяцу.

Наверху произошло еще одно изменение. Месяц почти полностью повернулся к нему спиной. Неджи больше не устремлял свой холодный взгляд на Гаару.

Все было слишком уж странно. И с этим ничего нельзя было поделать. Гаара разбросал свой песок повсюду, а затем призвал его остаток, чтобы завернуться в него и набраться сил для подъема на ту высоту, где находился загадочный Месяц.

- Что это ты собираешься делать? - слегка насмешливо спросил Тихий Океан, появившийся из темных глубин своего королевства.

- Теперь ты заговорил со мной, - съязвил Гаара. - Мои дела тебя не касаются.

Боковым зрением он увидел, что Атлантический тоже поднялся, но к счастью, этот Океан не был расположен разговаривать. Вместо этого, когда Гаара повернулся к нему, то увидел, что его взгляд направлен вверх, к небесам.

Искра надежды затеплилась в сердце Гаары, и он тоже посмотрел наверх, думая, что все снова пришло в порядок. Но нет. Темноты, окружающей его, было достаточно, чтобы понять, что все по-прежнему плохо. И все же, нечто необычное медленно спускалось с высоты серебряного трона. Маленькие белоснежные точки плавно летели сверху в приглушенном Вечернем Свете. Когда они приблизились, Гаара потянулся за одной из них.

- Белый тюльпан? - удивленно пробормотал он.

Где Месяц добыл такую вещь? Вот упал еще один. Теперь цветы падали постоянно, целая вереница тюльпанов спускалась вниз от серебряного трона. Все они тихо скользили по направлению к маленькому песчаному облаку Гаары.
- Что это все значит?
Теперь и маленькие лучики лунного света, маленькие кристаллы и драгоценные камни, что украшали трон Месяца, плавно летели вниз к Гааре, падая к его ногам, если он не успевал поймать их руками. Гаара опустился на колени, крепко зажав в руке один из ярко блестящих камней. Это было то, чего он никак не мог понять. Драгоценные камни были прекрасны, словно глаза Месяца в миниатюре, подмигивая ему с такой нежно и многообещающе, как тот, что послал их, никогда не делал. Они были сокровищем Месяца, драгоценными камнями, которые нигде больше не отыщешь. Руки Гаары задрожали, он крепко сжал самый большой камень в своей руке. Ему просто необходимо было узнать, почему это происходит.
Игнорируя долгие взгляды обоих Океанов, он поднимался выше и выше на своем облаке из песка. Было изнурительно подниматься на такую высоту. В отличие от своих визитов к Солнцу, ему пришлось подниматься гораздо выше, чтобы заметить хотя бы отблеск Месяца. Он мог видеть поблизости звезды. Они все едва выглядывали из-за Ночной темноты, видимы были только едва заметные намеки на их лица или волосы. Гаара был очень осторожен, чтобы случайно не задеть их.

Далеко впереди и значительно выше, чем Гаара когда-либо осмеливался забраться, находился трон Месяца. Полированное серебро теперь было полуприкрыто завесой темноты – поэтому его нельзя было разглядеть на небе. Своей спинкой он был повернут к Гааре, и ему пришлось обойти его со стороны, чтобы потребовать у Месяца ответа, в какие игры он играет.

Драгоценный камень лунного света, зажатый в кулаке, он прижал к груди, а в другой руке он держал пойманный им тюльпан. «Что ты делаешь со мной, Неджи?»
Гаара сошел со своего песчаного облака, отправляя его назад в тыкву. Осторожно, стараясь как можно меньше шуметь, он ступил на возвышение, где стоял трон. Было прохладно, совсем не так, как на теплом и сверкающем помосте у Солнца. Здесь не было нарочитой демонстрации света и могущества; здесь был лишь едва заметный намек на эти энергии. Это не выставляли напоказ. Гаара легко обошел резную спинку серебряного кресла, не осмеливаясь даже дотронуться рукой до неземного произведения искусства. Здесь, в своих одеждах из простой коричневой ткани, он чувствовал себя не в своей тарелке – простолюдин в палатах повелителя. И теперь он собирался увидеть этого повелителя вблизи, наиболее нетрадиционным и невоспитанным образом.
Но он был вынужден. Он знал, что просто был вынужден это сделать.
Зрелище, которое ему открылось, когда он встал перед троном, было совсем не тем, которое он ожидал увидеть. На подушках из серебряного шелка склонился Месяц, завернутый в свои мерцающие богатые одежды. Он выглядел так же, как и в прошлую встречу, в тот самый раз, когда Гаара видел его вблизи. Но в этот раз он был едва ли в паре шагов от Гаары, и тот мог ясно увидеть, что казавшийся совершенным образ был вовсе не настолько совершенен. Брови Месяца были беспокойно нахмурены, оттенок боли был ясно различим в чертах его лица. Его губы были сомкнуты в тонкую линию, что говорила о нежеланных тревогах. Но самым неправильным из всего того, что Гаара мог заметить, и дающим самое важное отличие, было то, что глаза Месяца были закрыты. Таким образом, Вечерний Свет был потушен.
- Зачем ты пришел сюда? - губы Месяца раскрылись и слова выплыли, произнесенные холодным тоном.
Гаара набрался решимости.
- Я пришел задать тебе несколько вопросов.
- Говори быстрее, мне сейчас не до гостей.

- Тогда зачем ты послал мне эти цветы и эти – лунные лучи?

Сейчас не было места сомнениям, но почему-то ему не хотелось знать ответ Месяца на этот вопрос.
- И почему ты прятался все это время? Ты же знаешь, что ты делаешь со …с Людьми на Земле. Они беспокоятся и не знают, как понимать твое исчезновение.
- Что мне до того, что делается с Людьми? - подчеркнуто спросил Месяц, держа глаза закрытыми. - Они получают выгоду от моей благосклонности, но, в конце концов, только я решаю, позволять или не позволять им ощущать мое присутствие.
- Поэтому ты решил лишить их и Звезд? - потребовал ответа Песчаный Человек. Он заметил, что Месяц не ответил на первый вопрос.

Бледная рука поднялась в прогоняющем жесте.

-Это их решение не сиять на глупых Людей. Они невидимы, в равной степени как невидим я.
- Тогда это твоя вина. - Изумрудные глаза гневно сверкнули. Как бы он не любил Месяца, он не мог понять этот жестокий эгоизм. Настоящей причины для этого не было.

- Все, что я хочу знать – почему.

Искрящиеся жемчужным светом глаза медленно открылись, устремляя взгляд в настороженно удивленные, но внутренне околдованные изумрудные.
- Сначала ответь мне, Песчаный Человек, почему это тебя волнует? Что тебе до моих действий?
Все снова пришло к этому, к желанию держать свои чувства при себе. К желанию хранить полное молчание. Боль, пытка – обратное повторение ситуации, которая произошла некоторое время назад. Теперь это был Месяц, кто потребовал оставить его в покое. Тогда это был Гаара, кто потребовал того же, и его просьба была удовлетворена – его самого прогнали с глаз его возлюбленного.
Гаара посмотрел вниз на драгоценный камень в своей руке, водя пальцем по гладкой поверхности. Он не повторит то, что уже случилось однажды. На этот раз, в свою очередь, он выскажет то, что у него на сердце. Это его единственный шанс.
- Это значит все для меня, - сказал он Месяцу, но его глаза были опущены на пол помоста. - Все, что ты делаешь, волнует меня. Когда ты холодно на меня смотришь, это больно. И твои подарки – они смущают меня! Тюльпаны ради прощения, а лунные камни, самое твое ценное сокровище – не знаю, что думать. Ты смущаешь меня так сильно потому, что ты значишь для меня так много!
Руки, прохладные как сам Вечер, обхватили его щеки и приподняли его лицо. Гаара обнаружил себя смотрящим в бесконечные серебряные озера глаз Месяца. Впервые за многие Смертные Ночи, небеса наполнились сверкающим сиянием Месяца. Одна за другой, Звезды выскальзывали из-под Ночного полога и начинали сиять торжественной и спокойной красотой. Гаару это не заботило, вместо этого он сосредоточился единственно на лице своего возлюбленного.

- Ты хочешь сказать, что любишь меня? - спросил Неджи, Повелитель Вечера. Он медленно гладил щеки Гаары, удивление светилось в его глазах. - Не обманывай меня, надеюсь, что ты честен. Я лишу Землю и все остальное своего света, если обманываешь. Иначе с какой стати я бы просил прощения и предлагал подарки от всего сердца, если бы тебе уже не принадлежали мои чувства?

Он наклонился ближе, придвигая их лица на расстояние вздоха.
- Я люблю тебя всем своим сердцем и всем своим существом, чудесный, прекрасный Гаара. Давно я мечтал сказать тебе эти слова. Океаны были моими единственными поверенными. Только теперь я набрался смелости сказать тебе обо всем.
Сны были для Смертных, для тех, кого Гаара погружал каждую ночь в сладкий сон. Для него не было снов, но был вечный полет страстного желания. И так было всегда. Но теперь казалось, что все его страстные желания стали вполне реальными, совершенно осязаемыми. Ибо, как это было возможно, что он стоял здесь, в теплых объятиях единственного любимого им существа, их губы были соприкасались в самом нежнейшем из поцелуев.

Любовь. Давать любовь открыто и свободно и быть любимым взамен. Это было чистейшим и невообразимым наслаждением. Это было ни с чем не сравнимым чувством.

- Прости меня, - тихо умолял Неджи, когда они смотрели друг другу в глаза, соединенные тесными объятиями, восседая вместе на серебряном троне. - За то, что ввел тебя в заблуждение. Я наблюдал за тобой с того самого дня, когда только увидел тебя и никогда с тобой не заговаривал до того дня. И когда я это сделал, еще раз прошу прощения, за ту ужасную манеру, в которой я тогда с тобой говорил. Когда я заметил твой единственный взгляд, я подумал, что ты поймал мои осторожные взгляды и обиделся. Мне нужно было знать, и я огорчил тебя еще больше. А после я не знал другого способа, только как смотреть на тебя все более открыто, а потом притворяться, как ни в чем не бывало.
- Тебе не нужно извиняться, - лицо Гаары стало красным от смущения.

Слова его Неджи звучали сладчайшей музыкой для его ушей, мягкий тембр его голоса струился как мелодия, успокаивающая душу. Он пожалел, что не может ответить с подобным красноречием.

- Я тоже не был любезен с тобой, - со смущением проговорил Гаара, все еще не веря в подобное развитие ситуации. - Я не…
- Ш-ш, любовь моя, - прошептал обожаемый им Месяц. - Я больше не причиню тебе печали. Ты владеешь моим сердцем и всем моим существом; я предлагаю тебе себя целиком, если ты меня принимаешь. Это мое обещание, моя клятва.

Услышать такие слова было ошеломляющим для Гаары. Он едва замечал, что Звезды окружили их, упрашивая его принять предложение своими нежными и тихими песнями. И какое существо при таких обстоятельствах могло бы отказаться?

- Да, принимаю, мой Неджи, принимаю.
С этими словами песня Звезд поднялась до торжествующего крещендо, нежная мелодия эхом долетела даже до Утренних Небес.
Месяц засмеялся от радости, прижимая к себе Песчаного Человека еще крепче. Глубокий и приятный тембр этого звука был единственной мелодией, которую Гаара так долго и страстно хотел услышать, и теперь он будет слышать ее вечно.

Облако вздохнул счастливо – наконец, закончилось нечто проблематичное.

Солнце ответил на песню Звезд криками восторга – и Люди на Земле почувствовали чистый жар его радости.
Океаны остановили свои бесконечные волны и водовороты, довольные тем, что их серебряный друг обрел счастье. Теперь они могли направить свои силы на собственные ухаживания.

Всякие другие существа, что были в курсе событий – как такая романтическая история могла быть полностью скрыта от глаз? – покивали головами в радостном облегчении.

И пока все это продолжалось, Песчаный Человек и Месяц, Гаара и Неджи, блаженно смотрели друг другу в глаза. И снова они прижались друг к дугу, чтобы разделить еще один нежный поцелуй настоящей любви.
000
Итак, я подошел к концу этой истории. Хотя если честно, нет, это не конец. Их любовь переживет тысячелетия, оставив далеко позади то время, когда мы все уйдем, и даже после этого, когда глупые Смертные, мы забудем о них, и они останутся лишь мифом и спутником Земли. Мы можем забыть, но они – никогда.

Теперь вы знаете, по какой причине мы не можем заснуть всю ночь? И поэтому, мои дорогие друзья, нам не стоит расстраиваться. Просто Песчаный Человек иногда пользуется шансом и решает провести немного больше времени со своим возлюбленным Месяцем, чем нам бы хотелось. Но кто из нас может его упрекать? Мы не можем его осуждать за это.
Облако видел много странных вещей на своем веку, и одной из них было совместное ухаживание за Солнцем двух великих Океанов. Переменчивый и неуклюжий, светлый Повелитель Дня отвечает им благосклонностью, пусть даже издалека. Хотя иногда – и снова не нам обвинять его или их – его энтузиазм приносит нам слишком много жары или таяние ледников. Драгоценности Атлантического, в конце концов, предрасположены к таянию.

Солнце и Песчаный Человек навсегда остались друзьями, и в этом всегда суетном и шумном мире, многие из нас встречают послеобеденные сиесты с распростертыми объятиями. Для них самих, лишь одна забота – не пробудить ревность у своих любимых.

Все хорошо в их вечном мире, и так будет всегда.

Думаете, я шучу? Возможно, и так, а может, и нет. Я, в конце концов, всего лишь странствующий сказитель.

Думаю, наше время на сегодня закончилось, мои дорогие друзья. Мне еще нужно одолеть много лиг с наступлением нового дня. Желаю вам всем, друзья, при свете яркого Солнца или грациозного Месяца, найти свой собственный мир и счастье.
Прощайте!

--------Конец---------
запись создана: 03.07.2010 в 02:27

@темы: фанфик, слэш, перевод, закончен, ваншот, romance, PG-13

Комментарии
2010-07-03 в 02:41 

7troublesome
Highly dangerous when bored. You've been warned, ne?
Следующая история: "Загадывай, я все исполню..."
Саске не хочет три желания, которые ему предлагает загадать чертов джинн. Он – Учиха… и если он захотел чего-то, он это получит. А хочет он светловолосого, голубоглазого джинна…

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Скрытая деревня не скрытых извращенцев

главная