dhampir
[Мальчик, девочка... Какая в попу разница? (c) Hiroshi anime Gravitation] [The Bird of Hermes Is My Name, Eating My Wings To Make Me Tame]
Название: Только чистая ложь.
Автор: Kawaii_killer
Бета: Word and Tori and MakksTobi
Пейринг: Какузу/Какаши, мельком много кого
Рейтинг: NC-17
Жанр: Drama, Deathfic, чуть-чуть Humor
Размер: Миди
Статус: пишется
Дисклеймер: герои полностью пренадлежат Кисимото Масаси. Стихи мои!
Размещение: с этой шапкой (разрешение получено)
Саммари: А что было бы, если б Какаши оставил Какудзу живым?
Предупреждения: H/C, Slash
От автора: Вот, решила написать фанфик на любимый пейринг, которого в инете найти почему-то не могу >_< Надеюсь, вам понравится. Вдохновила эта песня: serj tankian - lie lie lie



Глава 7

Не знаю я, что думаешь об этом.
Не знаю даже, как сказать.
Ты кажешься и тьмой и даже светом.
Я не могу эмоции унять.

Остаток дня прошел в молчание. Разве что Какузу изредка просил принести ему воды. Иногда заходила медсестра, чтобы поставить или убрать капельницу (Цунаде приготовила какой-то раствор, который по ее словам должен был быстрее поднять отступника на ноги, а есть ему, пока что, не разрешалось). Какаши пытался иногда завести разговор, пытаясь говорить в уважительной форме. Иногда он отмачивал какие-нибудь шутки или истории из своей жизни, но ни разу не увидел даже легкой улыбки.
«Я сдаюсь… Видимо, моя выходка уже никогда не забудется… Ксо, и что за долбаебы считают меня великим джонином Конохи, если я даже нормально общаться не умею?»
Было девять вечера. Какаши понимал, что он, скорее всего, опять не сможет поспать, но на этот раз из-за кучи мыслей в голове. Он, конечно, был нереально счастлив, что Цунаде решила не убивать Какузу после допроса, а дать ему шанс начать новую жизнь. Но…. Мучило то, что он, Хатаке, уже не сможет общаться с, видимо бывшим, нукенином как раньше. Это сильно угнетало. Вдобавок, если он все также будет молчалив, то Цунаде не поскупится на этот раз дать кулаком не по стенке, а по разноцветным глазкам Какаши. Так что вопрос о взаимоотношении его и Какузу, теперь стал гранью между жизнью и смертью.
«Хотелось бы сейчас пойти домой, попытаться уснуть и потом трезво все обдумать… У меня даже есть печати барьера, которые мне дала Гондайме, на случай если я отлучусь из палаты… Но не могу я вот так вот уйти… Ксо, так я даже ничего и не ел все это время!»
В ответ ему пробурчал желудок. Оказывается, человеческий организм способен забыть о голоде. А в случае Какаши, это связанно с годами долгих и «голодных» миссий. Джонин решил, что идею сходить и поесть рамена можно исполнить, заняв на это как максимум 10 минут. Шиноби должен уметь делать все быстро!
«Надо посчитать, сколько у меня с собою денег».
Хатаке достал из кармана жилета кошелек, открыл его и начал считать количество зеленых бумажек.
- Это деньги?
Неожиданный вопрос Какузу, до этого, все время, молчаливо лежащего на койке, испугал Какаши. Он даже чуть не выронил свой кошелек.
- А… ну да….
Бывший бухгалтер Акацки тут же развернулся лицом к джонину и даже присел на кровати(!).
- Дай одну купюру! – потребовал он отчетливо во весь голос.
- А… - Какаши все больше и больше впадал в шок, так как явно не ожидал такой резкой бодрости. – Зачем?
- Давно не чувствовал запах денег, - Какузу протянул руку, настаивая.
- А… ладно, - Хатаке, находясь уже в конкретном ступоре, положил на его ладонь одну купюру Рё.
Шиноби сразу же, аккуратно взяв по краям пальцами, приложил ее к лицу, закрыв тем самым свой нос, и начал, и вправду, нюхать.
- Какая это радость… - сказал тихо и с наслаждением. – Это единственное счастье в моей жизни.
«Радость? Счастье? Нет, конечно, по его разговору с напарником, я уже давно понял, что он является бухгалтером Акацки… Но никогда не думал, что он… простите… влюблен в деньги?!»
- Разве деньги могут быть счастьем? – вновь сделав свое обычно пофигистическое выражение лица, спросил Какаши.
- Конечно.
- А друзья? Семья? Любовь, в конце-то концов?
- Семьи давно нет, друзья предали, засадив в тюрьму из-за неудачной миссии. А любовь… На девушек надо тратить слишком много денег, а после еще слушать их капризы. Нафиг надо, - прикрыл глаза, продолжая нюхать купюру. – Да и вдобавок, посмотри на меня! Я для них урод и не более. Ни одна девушка не захочет быть со мною. Деньги – единственная некапризная и взаимная любовь!
- Так, насчет капризов и затрат понятно. Но глупо считать, что из-за шрамов человек ужасен. Особенно, если он шиноби. В таком случае, шрамы только украшают.
- Ха! Хочешь сказать, эти швы настолько прекрасны? – Какузу убрал от лица купюру, чтобы лучше было видно зашитое лицо. – Не смеши меня, - начал аккуратно проводить одним пальцем по символам на «своем счастье».
- А если да? Я не считаю, что вы прямо таки ужасны. И, между прочим, оценивать людей надо не только по внешности. Главное, какой у человека характер, какое сердце.
- Во-первых, не обращайся ко мне на "Вы", а то раздражаешь. – Какаши кивнул. - А во-вторых, У меня было 5 сердец, но что-то девушки на горизонте не появлялись, - съязвил Какузу, ухмыльнувшись. – Но раз ты так мне утверждаешь, что шрамы красят шиноби, то зачем носишь маску?
- В смысле? – Хатаке, недоумевая, изогнул бровь.
- Все, носящие маски, люди, которых я знаю, скрывали лицо отнюдь не в дань моды, - опять приложил купюру к носу, наслаждаясь запахом. - Обычно за маской скрывались жуткие следы прошедших миссий.
- А, вот о чем вы.. ты, - Какаши быстро перестроился на неофициальную форму разговора и улыбнулся в своей любимой манере. – Что ж, в моем случае этот факт не действует.
- Врешь.
- Нет. Я маску ношу с детства. Можешь назвать это привычкой.
- Врешь, - убрал купюру от лица и аккуратно положил ее рядом с собою.
- Ксо, если я один раз нечаянно соврал тебе, это не значит, что я постоянно вру!
- Тогда сними маску, - ухмыльнулся.
Какаши цыкнул и ненадолго задумался. Он сегодня уже стягивал маску, когда «издевался» над Какузу, но тот на него и краем глаза не смотрел.
«Я несказанно рад, что из-за пары зеленых бумажек он пришел в норму и даже начал со мною разговаривать… Но как бы все это не привело ни к чему плохому…»
Больше всего Хатаке боялся, как бы он сам не выкинул опять чего-нибудь ненормального… Все же он уже признался себе, что Какузу ему нравится не как знакомый или друг. Он даже понимал, что с этим ничего не поделаешь, но хотел оставить этот факт тайным.
- Ну, так? – Какузу подпер голову рукой, поставив локоть на колено.
- Ладно, - вздохнул Какаши и присел на его кровать. – Снимай сам.
- Чего? – немного отклонился в сторону от джонина. – А самому трудно, что ли? Это вроде я тут обессиленный больной.
- Ну, раз не хочешь, - Хатаке театрально развел руками.
- При условии, что ничего подобного утренней… выходке… не сделаешь. – Какузу нахмурился и как-то боязливо покосился на Какаши.
- Обещаю… - шиноби мило улыбнулся, на этот раз лишь немного прикрыв глаза.
Какузу секунд пятнадцать сидел, не двигаясь, а потом медленно потянул руку к лицу Какаши.
«Я буду дураком и, возможно, окончательно погублю наше общение, но остановить себя уже точно не смогу… Никакой я не великий джонин Конохи, а всего лишь обычный человек….».
Какузу стянул одним движением обе маски Хатаке.
«….который подчиняется своим чувствам».
Какаши схватил Какузу за руку, резко притянул к себе и, прежде чем тот успел хоть что-то сказать, нежно поцеловал в губы.
«Вот и все… Завтра буду получать «пряники» от Гондайме… »

@темы: в процессе, drama, deathfic, NC-17, Humor, миди, слэш, фанфик