17:50 

Цена расплаты - 1/6

7troublesome
Highly dangerous when bored. You've been warned, ne?
Название: A Price to Pay
Автор (Переводчик): death.by.shuriken, (7troublesome)
*Бета: опять сама, все сама, блин
Персонажи (Пейринг): Sasuke U. & Naruto U.
Рейтинг: NC-18 (M)
Жанр: ангст/романс
Состояние: фик - завершен, перевод - завершен (6 частей)
Разрешение на перевод: официально отправлено автору
Дисклеймер автора: Как обычно не владею Наруто & Ко.
Предупреждение: канон, слегка ООС, не желаю признавать, однако... Помните, что это несколько лет после второго Нарутовского похода... так что наш Китцуне несколько более зрелый.
Дисклеймер переводчика: оригинальный текст мне не принадлежит. Зато принадлежит перевод на русский - полностью. Ручки - прочь!
Саммари: Я отдам тебе Сакуру, но взамен ты обязан отдать мне себя на одну ночь. И ты должен получить удовольствие. Сасу/Нару

Цена расплаты Часть 1/6


Я пялился на нее потому, что это все, на что я был способен. Она делала меня беспомощным. Она заставляла меня чувствовать головокружение. Мой IQ падал по экспоненте, когда она была рядом. Господи, она была так прекрасна и так несведуща о той власти, что имела надо мной. Если бы я мог исполнить любую ее прихоть, собрать звезды с неба и отдать ей, я бы это сделал. Но глубоко внутри своего существа я также знал, что если бы в мире и существовал кто-нибудь, от кого ей хотелось бы принять звезды с неба, то это был бы Саске.

Как я умудрился влюбиться в нее, наверное, виновата моя собственная беспечность. Я знал, что она эгоистка, знал, что она импульсивна, и что ее гнев был совсем не женским, но тогда чем был гнев в принципе? Она не умела ловко обходиться со словами. Не обладала женскими чарами. У нее были свои собственные. Сила, энергия, что принадлежала только ей. Она не была мужской или женской. Чисто ее собственной. И она заполняла пространство комнаты, в которой она находилась также, как и наполняла мои мечты. Она дразнила мои чувства и насмехалась надо мной, оставляя меня опустошенным и испытывающим ноющую боль от ощущения этой пустоты.

Я сообразил, что существует способ забыть ее - найти ту ее черту, которая была бы совсем не очаровательной. Сторону ее характера, что была бы мне противна и вызывала у меня отвращение. Как бородавка, или уродливые ступни или нечто подобное - что угодно. К несчастью, мои поиски найти в ней нечто отталкивающее заставили меня понять, что в ней не существует абсолютно ничего, что мне не нравится. Она была безупречна, и чем больше я в ней открывал, тем больше я начинал ее любить.

Большинство людей думает, что я прячусь за маской шуток и глупости, и я, в самом деле, так поступаю, но когда я рядом с Сакурой, мое притворство становится настоящим, и граница между мной реальным и мной притворяющимся размывается. Она заставляет меня делать глупости. Сначала это началось, как способ привлечь ее внимание, но вскоре это стало привычкой. В конечном счете, это стало единственным способом, каким я мог обратить на себя ее внимание, и за это я проклинал себя. Я запутался в своей паутине так сильно, что уже не мог выбраться из нее.

Я продолжаю вспоминать ее лицо, все сверкающее улыбкой и блестящие восторгом глаза, когда она увидела Саске впервые за последние три года. Хотел бы я, чтобы она смотрела так на меня, когда я появлялся в ее поле зрения, но я получил лишь благодарную улыбку из-за его плеча. В самом деле, я должен был быть счастлив, но я не был. Улыбка оставила меня опустошенным до мозга костей.

Это случилось несколько лет назад. С того времени она завершила свои тренировки и стала успешным медик-нином. Я слышал, что поговаривали о том, что она даже более сильная, чем Тцунаде-сама, чему я охотно мог поверить потому, что как раз этого Сакура и добивалась. Когда ей хотелось чего-нибудь, она делала это вне зависимости от того горя, что приносили ей эти действия. Она делала это потому, что могла сделать. Она становилась лучше потому, что знала, что обязана стать сильнее, чтобы спасти своего драгоценного Саске.

Я оставался сторонним наблюдателем и смотрел, как Саске устраивает полную лажу из их отношений. Он всегда был слишком эгоистичен для своего собственного блага, но и Сакура была такой же. Знаю из собственного опыта, что случается с эгоистичными людьми, когда они начинают жить вместе. Я видел это собственными глазами, глазами Тцунаде и Джирайи, которые уже давно перестали цивилизованно общаться. Люди не осознают, насколько я наблюдателен. Подозреваю, что Какаши повлиял на меня гораздо больше, чем можно было ожидать.

Я знал, что отношения между ними будут совершенно не звездными в то самое мгновение, как они сошлись. Далеко не единожды я обнаруживал Саске у себя на пороге, угрюмого и сердитого, потому, что Сакура выставила его вон в пылу своего страстного негодования. Саске не давал себе труда объяснять, а я - спрашивать. Я знал, что получу все подробности от Сакуры рано поутру. Тцунаде держала меня поблизости, чтобы я был, так сказать, в курсе событий. Подозреваю, что это было сделано скорее из-за того факта, что она исчерпала все свои припасенные на крайний случай средства и, очевидно, решила схватиться за соломинку. Я всегда старался класть в ее кофе слишком много сахара и сливок так, на всякий пожарный.

Сегодня был как раз такой случай. Я сидел на балконе своей квартиры, с ногами, болтающимися в воздухе на несколько этажей над пустой улицей. Саске лежал на моем диване, медленно плавясь от гнева. Уверен, он жаждал, чтобы я спросил у него, что случилось на этот раз, чтобы он мог отпустить в меня особенно мерзкую шпильку, но у меня не было настроения играть в эти игры. Пусть побесится.

Я сделал большой глоток охлажденного саке, что обычно держал для таких случаев у себя в морозильнике. Большинство парней нашего возраста уже давно работали над своим первым ребенком вместе со своими миленькими женушками в огромных домах. Я знал, что Шикамару точно это делал, как и Чоджи с Неджи. Черт возьми, даже Чоджи обламывался секс!

- Эй... Саске... - позвал я с балкона, медленно наклоняясь назад и ощущая, как мускулы моего пресса подрагивают, когда я остановился в полу-отклоненном назад положении и позволил своей голове запрокинуться назад, чтобы посмотреть на него. Глядя на него косым, лисьим взглядом, который, как я знал, его бесит, я спросил:

- Как так получилось, что даже у Чоджи есть жена, а у меня - нет?

- Потому что ты - бестолочь, - прорычал Саске, отрывая глаза от книги, которую он читал, чтобы сердито уставиться на меня.

Я позволил этому злобному взгляду сползти с меня и снова сел вертикально, делая еще один глоток. Жена Чоджи была обалденным поваром, и, фактически, как-то раз у меня была возможность пообедать с ними, и ее готовка меня просто поразила. Она была невысокой и пухленькой, как и он, что было как-то особенно, до неприличия, мило. У нее было веселое, круглое лицо, носик пуговкой и пара дружелюбных, карих глаз. Чоджи тогда сказал, что это была любовь с первого взгляда.

- Если я - бестолочь, то я даже не знаю, кто - ты, - мрачно сказал я в свою чашку саке перед тем, как залпом осушить ее.

- Что ты сказал, отстающий? - прорычал Саске. Судя по звуку его голоса, он стоял прямо за моей спиной, когда я это проговорил.

Я взглянул вверх и увидел, что он нависает надо мной, его глаза темные и сузившиеся от гнева.

- Я сказал, что если я - бестолочь, тогда я не знаю, кто - ты. Проверь слух, задница.

Я видел приближающийся удар, но алкоголь сделал мою реакцию несколько вялой. Я успел блокировать этот удар только наполовину, его кулак задел мой локоть и царапнул по скуле и уху. Я отклонился назад, пока его тело следовало за ударом, и впечатал колено в его живот одним плавным движением. Я услышал, как воздух выходит из его легких одним радующим меня выдохом.

- Сволочь.

- Это моя реплика, - сказал я спокойно, пока снова садился в прежнее положение и позволял моим ногам снова свеситься с края балкона. Я предложил ему бутылку после того, как сделал оттуда один здоровый глоток. Он подозрительно посмотрел на нее так, словно я туда плюнул, чтобы его отравить.

- Из личных запасов Джирайи.

Я ощутил привкус жалости к себе, когда осознал, что до сих пор одинок и напиваюсь в своей квартире с человеком, который практически женат на девушке моей мечты. С человеком, который не ценит ее так, как она этого заслуживает. С человеком, который был неблагодарной сволочью, что не стоила и ломаного гроша, но вместо этого добралась до моего алкоголя. Каким образом так получилось, вашу мать? Кажется, судьба не без горького чувства иронии.

- Ты не стоишь моей дружбы, знаешь ты это, сволочь?

Я смотрел на него с отвращением, пока он делал глоток саке из бутылки. Я чувствовал ревность, я был зол, и мне хотелось запрятать подальше все то хорошее, что было связано с этой надутой задницей, которая украла большинство радости из моей жизни.

- Я пришел и спас твою несчастную задницу, когда Орочимару надирал ее тебе, и помог тебе убить твоего брата, а что сделал ты? Ты украл мою женщину.

- Не крал я твою женщину. Она сама ко мне пришла.

- И если бы у тебя была хоть капля порядочности, ты бы так с ней не облажался. Но вот он ты, сидишь на моем балконе, пьешь мой алкоголь. Думаешь, что когда завтра утром ты вернешься, она примет тебя назад.

- Скорее всего, примет. - Он ухмыльнулся мне, подавая назад бутылку с саке. - Она это знает, и я это знаю. Тебе тоже не мешало бы принять этот простой факт: она сходит по мне с ума.

- Мне следовало позволить Орочимару держать у себя твою жалкую задницу, - проворчал я, раздражение и возмущение, которые я чувствовал к Саске, снова вспыхнули с новой силой. Господи, я ненавидел этого человека так сильно, что сбросил бы его с балкона, если бы не знал, что тот приземлится на обе ноги.

- Согласен, - проговорил Саске мрачно, не двигаясь с места рядом со мной.

Мне хотелось быть от него подальше, но я знал, что он не уберется, поскольку получает слишком много удовольствия, заставляя меня злиться - сознаюсь, теперь это было по-настоящему легко сделать. Теперь, по крайней мере, я мог удержать Кьюби от того, чтобы он выбрался и расцарапал ему лицо, а я как раз раздумывал над этой прихотью.

- Знаешь, не понимаю, почему я мирюсь с твоим дерьмом. Мне следовало бы вышвырнуть тебя задницей на асфальт так же быстро, как это сделала она.

Саске тихо прошел в гостиную, и из того, что я увидел, мои слова не особенно на него повлияли, но, опять-таки, они никогда не влияли на него и раньше. Он достал большую бутылку дешевого саке, снова вернулся на балкон и устроился на полу, рядом со мной.

- Вот.

Он откупорил ее и протянул мне.

- Думаешь, что сможешь расплатиться со мной за все, что должен, бутылкой дешевого саке?

- Не хочешь - не бери.

Я взял бутылку, и мой взгляд был прикован к его, пока я подносил ее к губам и ощущал, как горькая, отвратительная жидкость стекает по моему горлу и прожигает дорожку к моему желудку. С беспрецедентными регенеративными способностями Кьюби, напиться - было всегда задачей преднамеренной и дорогой, занимавшей не один час. Я не боялся напиться, я мог запросто сжечь весь алкоголь за секунды.

- Знаешь, если ты решился предпринять попытку напоить меня, тебе следовало купить более дорогого саке. Всегда знал, что ты - прижимистый ублюдок.

Джирайя на меня плохо повлиял. Вместе с бесценными боевыми навыками, которым он меня научил, я также научился тосковать по вкусу дорогого саке и шикарным женщинам. Не проходило и ночи, чтобы я не проклинал старого извращенца тем или иным способом. Особенно в те ночи, когда мое тело, казалось, никак не может насытиться прикосновениями очередной девушки на одну ночь, а смех Кьюби эхом звучит у меня в ушах.

Я пристально разглядывал Саске, пока тот делал первый здоровый глоток алкоголя. Это было крайне нездорово и наверняка несколько безответственно, но я был уверен, что у него были собственные причины для того, что он делал. Он осторожно поставил бутылку на пол и схватился за решетку балкона так, словно собирался трясти прутья своей клетки.

- Ты такой сукин сын, Наруто, - прорычал Саске, отрывая свой взгляд от крыш Конохи, чтобы сердито уставиться на меня.

Я оскалился в широкой улыбке прямо в горлышко бутылки, алкоголь уже не был таким горьким на вкус, как раньше.

- Да, это я, ты, никчемный ублюдок.

Он рассмеялся, его смех прозвучал сухо и хрипло. Мучительно лишенный всякого юмора.

- Господи, я так тебя ненавижу за то, что ты со мной сделал.

Я обнаружил, что заинтригован его замечанием. Дешевый алкоголь, который он выпил раньше этим вечером, до того, как он пришел сюда, уже на него повлиял, и я подозревал, что сегодня он так ничего и не съел. Не смотря на свое любопытство, я не испытывал желания его озвучить. Каким-то образом я почувствовал, что если бы я спросил, то присоединился бы к нагоняющей зевоту пропасти, в которую сейчас проваливался Саске.

Он сделал еще глоток и мрачно уставился на деревню, его глаза сузились от взгляда на расстилающийся пейзаж. Было ли его фраза про его сожаление по поводу насильственного возвращения в Коноху? Я лениво удивился этому, но все равно ощутил легкое одобрение относительно любого цветистого выражения Саске.

- Знаешь, я бы не ненавидел тебя так сильно, если бы знал, что ты обращаешься с ней хорошо.

Слова слетели с моих губ, непрошенные и нежеланные. Я схватил бутылку и сделал большой глоток, уничтожая хорошую четверть алкоголя из бутылки прежде, чем поставить ее на пол.

Саске до сих пор не дал себе труда посмотреть на меня, и каким-то образом я ощутил искорку надежды на то, что он меня не услышал. Я знал, что эта надежда ложна, что в пьяном тумане своего мозга Саске просто усваивал то, что я произнес. Он был слишком пьян, чтобы вникнуть в соль моей шутки, не то, чтобы Саске когда-нибудь был в этом хорош.

- Она меня пилит. Она меня пилит, и пилит, и пилит меня. Я не могу это вынести. Она пилит меня с рассвета до заката, а когда я сплю, мне снится, что она пилит меня, - произнес он горько, заливая еще дешевого саке себе в горло.

- Тогда почему ты с ней?

Каким-то образом я ощутил счастье от этого признания. Возможно потому, что я уже нащупал крупицу надежды вытащить Сакуру из когтей Саске.

Он рассмеялся так, словно это была моя самая смешная шутка. Он рассмеялся смехом, что заставил меня содрогнуться потому, что он производил впечатление непристойности, вырываясь из его рта. Это был рот, что никогда в жизни не смеялся и очень редко улыбался. Разумеется, я слышал его смех когда-то, давным-давно, когда он был соблазнен и порабощен могуществом Орочимару, но тогда это был высокий, пронзительный, зловещий звук, который пронзал мои кошмары на протяжении еще долгого времени. На этот раз его смех был таким, что мне захотелось смеяться вместе с ним. Он был заразительным и теплым. Я обнаружил, что глупо улыбаюсь его веселью, но знал, что каким-то образом являюсь мишенью его шутки.

- Чего?

- Ты - такая бестолочь! - сказал он между вспышками ребро дробительного смеха. Через некоторое время он справился с собой и прислонился лбом к прохладным прутьям. Я не побеспокоился что-либо сказать ему, фактически, я терял терпение. Я встал и сердито уставился на него.

- Не пей больше. Я не желаю объяснять, почему ты сдох у меня на пороге из-за алкогольного отравления.

Начнем с того, что в бутылке осталось не так уж много. Пока Саске пытался утихомирить свой смех, я попытался прикончить так много алкоголя, как только был способен выпить. Я оставил ему, наверное, лишь пару глотков. Я прошил его еще одним сердитым взглядом, а затем отправился в комнату и выключил свет, оставляя телевизор включенным с практически выключенным звуком. Если он свалится с балкона, на что я в тайне надеялся, по крайней мере, тогда я услышу, как он ударится о тротуар.

Я заполз на коленях в постель, расправляя одеяло и вытаскивая подушку, что была воткнута между матрасом и стеной. Я ощущал, как алкоголь теплым пламенем растекается по моему желудку, медленно распространяясь под моей кожей. Пока меня нежно охватывал сон, я вспомнил, что слышал тихий смех, эхом доносящийся через мое открытое окно. Я мог бы поклясться, что смех принадлежал Саске, но опять-таки, я был слишком уставшим, чтобы заморачиваться.

Посреди ночи меня что-то разбудило. Я не мог определить, что именно это было, но я потянулся и достал кунай, что я всегда держал под подушкой. Я пристально оглядел комнату, она была пуста, и потом я вспомнил, что в своей квартире я не один. Размышляя о возможности того, что Учиха, в конце концов, упился и рухнул с балкона, несомненно целая трагедия, я с усилием выполз из постели, чтобы посмотреть.

Я осторожно прокрался через холл, прижимаясь спиной к стене, кунай наготове для защиты моих жизненно-важных органов. Делая боковые шаги, я проскользнул в комнату под покровом темноты и мгновенно расслабился. На диване спал Саске, бутылка саке стояла на столе. Причиной шума была дверь, которую он оставил открытой, и которая начала стучать о стену под порывами ветра. Я вздохнул со смесью облечения и отвращения к Учиховской беспечности перед тем, как ее захлопнуть. Я натянул одеяло, что Саске скинул в подножье дивана, поверх него, и его дрожь мгновенно прекратилась. Этот идиот будет мучиться поутру. На столик рядом с диваном я поставил большой стакан воды и положил несколько таблеток от головной боли, что наверняка будет донимать его утром. Хотя мне должно было наплевать, это была привычка.

Быстро схватив стакан воды для себя, я прошествовал назад в свою спальню и снова положил кунай под подушку. Я сел и наблюдал, как искажаются в стекле мои пальцы от крутящейся в водовороте воды. Это была маленькая тренировка, по привычке, которую я придумал себе самому: вращать воду в стакане, пока я ее не выпивал. Привычка родилась в процессе многих разбитых стаканов и кучи бинтов, но она того стоила.

Телефонный звонок внезапно вывел меня из моей мини-тренировки. Я бросил взгляд на часы, что стояли на прикроватной тумбочке, они показывали «два тридцать» мигающими цифрами, когда я взял трубку.

- Алло?

- Наруто... это я, Сакура.

Ее голос звучал тихо и хрипло, и я мог бы с уверенностью сказать, что она плакала.

- Привет, как ты?

- Он здесь?

Я сделал медленный выдох, ощутив укол гнева.

- Да, здесь. Он напился и уснул.

Я бы сказал все, что угодно, лишь бы дискредитировать ублюдка при малейшей возможности, поэтому, когда такая возможность представилась, я ею воспользовался.

- Наруто, о-он сильно страдает?

- Саске - это Саске, Сакура. И ты лучше всех остальных это знаешь. Он всегда по чему-нибудь страдает.

Я рассмеялся и подумал, когда это не было такого момента, когда он не дулся по тому или иному поводу. Хотя это заявление было абсолютной правдой в настоящем случае, каким-то образом я почувствовал, что оно не совсем соответствует его натуре. Из нашего предыдущего разговора я понял, что ему совершенно на нее наплевать.

- Наруто... - Я мог практически слышать слезы в ее голосе, когда она это произносила, - Я не хочу его любить, но все равно люблю... Так сильно его люблю, что внутри меня все болит. Хотелось бы мне иметь дзютцу против этого, нечто такое, что позволило бы мне его забыть. Как бы я хотела, чтобы это было так просто - бросить его и жить дальше.

Я вздохнул, это был обычный разговор с Сакурой всякий раз, когда Саске сбегал от нее.

- Послушай, я уже говорил тебе это раньше, это никогда не будет просто. Ты должна быть сильной. Он тебя не стоит, Сакура. Ты заслуживаешь кого-нибудь получше него.

«Такого, как я» мысленно добавил я. Первый раз, когда я сказал ей нечто подобное, она так разозлилась, что не разговаривала со мной вплоть до второго раза, когда он сбежал от нее. Во второй раз я сказал ей это, она в слезах согласилась, и началась драма, которая длилась по телефону несколько часов, вплоть до рассвета. У меня было подозрение, что она напивалась, но я никогда не давал себе труда это проверить.

- Но я не могу себе представить мою жизнь без него. Я жила с ним так долго... Я даже больше не могу сказать, где я начинаюсь, и где я заканчиваюсь... все просто сходится на нем одном.

Я снова вздохнул - в последнее время я много этим занимался.

- Послушай, у меня завтра миссия, и мне надо немного поспать, перед тем как я уйду.

- Ох... ладно.

Не спрашивайте меня, почему я так быстро свернул разговор. Возможно, сегодня я был в особенно эгоистичном настроении, и мне не хотелось выслушивать про ее проблемы с Саске. А как насчет моих проблем? Как насчет всех тех раз, когда я просыпался с ее именем на устах? С запахом ее волос и ощущением ее тела, дразнящим мои кончики пальцев.

Когда я положил трубку, я взглянул на часы и застонал. Через пару часов я должен буду уже встать, приготовиться и выйти на патрулирование. Будем надеяться, что когда я вернусь, Саске уже не будет. Каким-то образом я в этом сомневался.

- Это была Сакура?

Его голос был словно саундтрек к теням, что скользили по стенам моей комнаты. Я спокойно поднял на него взгляд, внезапно осознав, что он был в комнате во время практически всего разговора. Очевидно, он был не настолько пьян, как я изначально предполагал, или его сон был чрезвычайно чувствителен. Судя по положению вещей, я бы поставил на последнее.

- Да.

Я снова забрался под одеяло и удобно устроился, показывая ему спину в качестве намека на то, что дискуссия с Доктором Наруто на сегодня закончена.

- Ей грустно?

- А какого черты ты думаешь, ублюдок? - взорвался я, посылая ему гневный взгляд через плечо.

Он стоял, прислонившись к дверному косяку, скрестив руки на груди.

- Разумеется, ей грустно... поскольку она так сильно меня любит.

- Мне все равно, Саске, - пробормотал я, надеясь, что он уберется, и я, в конце концов, смогу поспать хоть час перед тем, как встать и начать двигаться. Когда я понял, что он и не пошевелился с порога, я добавил:

- Через час у меня миссия, и если ты не возражаешь убраться отсюда, чтобы я мог хоть немного поспать, то я был бы очень тебе признателен.

Он очутился сверху меня быстрее, чем я успел среагировать. Нижняя половина моего тела была все еще в прежнем положении, но руки и плечи были прижаты к матрасу его ладонями. Его лицо было в нескольких дюймах от моего, когда он прошептал прямо над ускоряющимся стуком сердца у меня в ушах:

- Я отдам тебе Сакуру, но взамен ты обязан отдать мне себя на одну ночь. И ты должен получить удовольствие.

Неужели мои уши меня обманывают? Неужели великий Учиха Саске только что предложил мне сделку? У меня заняло некоторое время, чтобы реальность моей ситуации дошла до меня.

- Какого черты ты делаешь?

Я вырвался из его захвата и врезал ему со всей силы, которой было не очень много, учитывая то, что я вложил в удар не весь размах.

- Не заставляй меня повторять, - прорычал он перед тем, как гордо прошествовать вон из комнаты.

Нет нужды говорить, что весь остаток ночи я спал не очень хорошо.

-----продолжение следует------

@темы: фанфик, слэш, миди, в процессе, ангст, romance, NC-17

Комментарии
2011-06-19 в 17:53 

7troublesome
Highly dangerous when bored. You've been warned, ne?
Всем привет - что-то уже очень давно ничего не выкладывала.... Надеюсь - понравится.

2011-06-19 в 20:02 

dhampir
[Мальчик, девочка... Какая в попу разница? (c) Hiroshi anime Gravitation] [The Bird of Hermes Is My Name, Eating My Wings To Make Me Tame]
7troublesome
я традиционно правлю...
что там с рейтингом? стоит 18, тег 21... мне какой проставлять?

2011-06-20 в 00:58 

7troublesome
Highly dangerous when bored. You've been warned, ne?
dhampir Рада снова тебя слышать и видеть - О-sashiburi desu (давно не виделись), семпай! Спасибо, что бдишь. Думаю все-таки 18.
Очень рада тебе. :squeeze: прямо до чертиков. :shy:

2011-06-20 в 01:03 

dhampir
[Мальчик, девочка... Какая в попу разница? (c) Hiroshi anime Gravitation] [The Bird of Hermes Is My Name, Eating My Wings To Make Me Tame]
7troublesome
исправил

2011-06-24 в 03:52 

Arznei
Some doors are better be not to opening. From them keys can severely tell lies.
Он очутился сверху меня быстрее, чем я успел среагировать. Нижняя половина моего тела была все еще в прежнем положении, но руки и плечи были прижаты к матрасу его ладонями. Его лицо было в нескольких дюймах от моего, когда он прошептал прямо над ускоряющимся стуком сердца у меня в ушах:
От этого абзаца бросило в дрожь..

2011-07-06 в 21:40 

7troublesome
Highly dangerous when bored. You've been warned, ne?
Arznei Спасибо, передам автору. Она шикарно написала - иначе я бы не переводила... :cool:

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Скрытая деревня не скрытых извращенцев

главная