18:03 

Я всегда добиваюсь своего!

Я ваш новый друг, смиритесь. (c)
Название: Я всегда добиваюсь своего (часть 11)
Автор: мя, Белый Лев aka НикаАптерос
Бета: Гудвин, Великий и Ужасный aka я сам + Ворд.
Пейринг: Наруто/ Саске.
Рейтинг: РG-13.
Жанр: без понятия.
Саммари: Наруто – глава преуспевающей компании, богатый, красивый, успешный… Саске – студент, перебивающийся с хлеба на воду, устроившийся на практику в фирму Наруто.
Состояние: еще не конец, да.
Дисклеймер: Кишимото-сама, я все положу на место)))
Предупреждение: Яой, еще какой ООСище, POV Саске.
Размещение: ЗАПРЕЩЕНО. Короче, обращайтесь за разрешением лично.
От автора: Меня все время мучила маниакальная идея – поменять Саске и Наруто ролями… Вот и поменяла))) получите, распишитесь…
Размер: макси, черт ты его дери…

1 часть
2 часть
3 часть
4 часть
5 часть
6 часть
7 часть
8 часть
9 часть
10 часть

Ксооо. Удзумаки, какого черта?
Меня гложет злость, и я ничего не могу с собой поделать. Какой из тебя друг, Удзумаки, а?! Если ты не хочешь даже поговорить со мной?
Или бред про дружбу я сам выдумал?..
В любом случае, я добьюсь своего, Удзумаки. Ты все мне объяснишь. Завтра.

Мысли Наруто:
На его лице ни одной лишней эмоции. И это выводит из себя похлеще, чем нудные завывания очередных «парламентеров» под ухом. С той ночи… сколько уже прошло?.. Не помню. В голове сумбур. Столько раз пытался заговорить – а он ведет себя, как ни в чем не бывало. Даже окликнул в коридоре – и встретил молчание. И разозлился. И ведь знаю: игнорировать, третировать и пр. – совсем не выход. Знаю, что веду себя по-детски. Но ничего не могу с собой поделать. Неужели меня так задел его равнодушный вид?..
И ответ до боли прост, хоть я и не признаюсь себе в нем.
Да. Чертовски задел. Потому что…
Потому что… теперь, как ни прячь от себя, я все острее понимаю, что последнее время занимался самообманом.
Меня к нему не влечет? Ага, как же. Не влюблен? Ну-ну. Идиот!
Хочу видеть его рядом, прижимать к себе, целовать столько раз, сколько в голову взбредет, из рук не выпускать. И это он-то мне не нравится даже?
Поэтому пусть лучше держится подальше.
Мне отчего-то хочется задеть его в ответ, пробить его маску. Мне хочется заставить его так же не спать по ночам. Хоть и знаю, что это глупо и жестоко. И встречая полный недоумения и обиды взгляд на бесстрастном лице, мельком думаю, что все же достиг своего... Прежде чем разозлиться на самого себя.
И эта игра в кошки-мышки тянется уже черти сколько. Он отчего-то вдруг стал до ужаса упорным.
Что, не нравится пренебрежение, Учиха?..


К ночи боевой настрой несколько улетучился (чему способствовал равнодушный взгляд Удзумаки на прощание), уступив место невнятному беспокойству и тихой тоске.
Сколько дней уже прошло с тех пор, как мы вернулись. Двадцать? Двадцать пять?.. Как много раз я уже откладывал все на мифическое «Завтра»? И только сегодняшний случай окончательно пробудил мою решимость. Странно, почему мы в состоянии опомниться, только подойдя к самому краю? Осмысливая последние дни, прихожу к неутешительному выводу, что это – уже не дружба. И от этого тоскливо и страшно. Из-за простого молчания выросла огромная стена между нами. И из-за чего? Из-за пары несказанных слов!..
Я… соскучился по нему. Мне ужасно хочется с ним просто поболтать… ни о чем. Просто побродить по городу. Просто…
А теперь все это вдруг сделалось недоступным. И невозвратимым.
Нет, наверное это просто бессонная ночь… просто нервотрепка последних дней… Я всего лишь себя накручиваю, ведь правда?.. Нет никакого идиотского «слишком поздно». Завтра… а точнее уже сегодня днем я с ним поговорю. Обо всем. Черт! Мы же взрослые люди, всяко сумеем договориться. Ведь так?..
С утра уверенность медленно покидает меня, просачиваясь сквозь пальцы, когда вместо очередного приветствия меня встречает короткий кивок. Даже не посмотрел на меня!..
Злость внутри мгновенно просыпается… и так же быстро спадает на нет. Зато тоскливая тяжесть в груди никуда не спешит подеваться. Ксооо.
День проходит как-то стороной, не наведываясь погостить в мои мысли. И то верно – куда уж там. В голове итак нет никакого спасу от раздумий о Удзумаки.
Работа, как следствие, встала. Уже, наверное, третий час просматриваю какой-то документ, и ни строчки прочесть не могу.
Дожили.
Стоит только задуматься, перед глазами встают два образа Удзумаки: мой друг, и человек, с которым я столкнулся сегодня в приемной. И различие между ними длиною в бездну. Ксо.
Хочу снова видеть своего друга.
Ненавижу, когда меня не замечают.
Сегодня я достучусь до президента. Во что бы то ни стало.
Шанса выловить его в офисе почти нет. И когда все попытки заканчиваются закономерным провалом, чувствую, что еще чуть-чуть, и я опущу руки. Но до чего же обидно, потерять все из-за какой-то глупости!.. Не бывает же такого, чтобы враз стать друг другу чужими! Или бывает?...
Ксооо. Теперь по-настоящему плохо.
Последняя возможность – перехватить его на выходе из офиса. Я заставлю его со мной поговорить! Хината там, не Хината… плевать.
Когда я торопливо сбегаю по ступенькам, то очень четко внутренне понимаю – опоздал. И точно, твоей машины нет. Неужели ты уехал раньше?
…Только чтобы не видеть меня?
Да нет, это просто мания величия. У тебя, конечно, были важные дела.
Ксооо. Я опоздал.
Какая-то детская обида на обстоятельства тяжелым комком застревает в горле. Почему так?
Медленно разворачиваюсь назад, и поднимаю глаза на высотное здание офиса компании. На нижних этажах уже горит свет (разумеется, там, где еще не все разошлись по домам). А наверху, двенадцатый и тринадцатый этажи все еще освещают последние рыжие лучи вечернего солнца, отражаясь от стекол. И окна слепят и сияют тепло-рыжим и отблесками.
Тринадцатый этаж. Приемная президента.
И словно что-то в сердце кольнуло. Точно!
Уже на бегу, на лестнице, осознаю, что, наверное, показалось, что просто разыгралось воображение. Машины-то нет!
Но лучше я разочаруюсь уже там, наверху. Когда добегу и пойму, что все сам выдумал. Что это вовсе никакое не предчувствие, не интуиция, а просто бред.
Все это я успеваю передумать, минуя последние ступеньки и вламываясь в приемную главы компании.
Пусто. В смысле, Тен-Тен уже нет на рабочем месте. И судя по выключенному монитору и отсутствию сумочки – в офисе уже тоже нет.
Внутренне замирая, подхожу к двери в кабинет Удзумаки. Осторожно дергаю за ручку и понимаю, что не заперто.
Он там?..
Не знаю. Поэтому просто захожу.
Удзумаки сидел за столом и, хмурясь, вчитывался в какой-то отчет. Судя по всему, он даже не заметил, что я вошел.
Осторожно прикрываю за собой дверь, и замечаю, что ключ от кабинета стоит в замочной скважине.
В голове мелькнула шальная мысль (из-за недосыпа расцененная как вполне приемлемая), и я осторожно повернул ключ. Замок глухо щелкнул. И я спиной почувствовал, что Наруто поднял голову.
Опустив ключ себе в карман, я повернулся.
У Удзумаки было такое лицо, словно он в шоке от подобной наглости.
- А вот теперь мы, наконец, поговорим, - медленно произнес я, уведомляя онемевшего президента о цели моего визита.
Его лицо, секунду назад растерянное, стало непроницаемым. А синие глаза затвердели. На меня он не смотрел. Откинулся на спинку кресла с равнодушным видом и застыл.
Ну, хорошо же. Ты меня все равно выслушаешь. И ответишь на все мои вопросы.
- Надеюсь, тебе не покажется удивительным, если я поинтересуюсь, что происходит?
Молчание. Чувствую, что начинаю закипать.
- Может, ты объяснишь мне, с какой стати ты меня избегаешь? Мне было бы очень любопытно узнать, чем я удостоился подобного отношения. Видишь ли, мне казалось, что мы хм… как бы это сказать… друзья. И было бы неплохо узнать, в чем же причина столь резких перемен…
Кажется, я говорил что-то еще. То сбиваясь на язвительность, то с издевательской вежливостью, то едва сдерживая раздражение…
Он сперва молча сидел с каменным лицом, не глядя на меня. Ну, хоть слушал, спасибо и на этом. Во мне новой волной поднялась злость. Хоть бы какой-то отклик, а то этот ублюдок так спокоен, будто ему все равно. Мелькнула одинокая мысль, равносильная концу света: «А может правда все равно?..» В голове зашумело.
Я, словно ища подтверждение своей немыслимой догадке, посмотрел на него. Золотистая спадающая челка закрывала глаза. И это меня нервировало. Хочу видеть его глаза! Срываюсь:
- Почему ты молчишь, черт побери? Я, кажется, задал тебе вопрос!..
На моих последних словах Наруто с силой ударил по столу кулаком:
- Заткнись!..
Я слегка пришел в себя, на мгновение остывая. Наруто, похоже, наоборот…
Он в единый миг оказался прямо передо мной, неведомо как преодолев разделявший нас стол. Теперь я, наконец, смог увидеть его глаза. Суженые, темно-синие от ярости. Совсем близко…
- Ну, все. Ты меня выбесил, Учиха, - почти прошипел он, наступая на меня. Зато ненавистная приставка «сан» благополучно почила с миром, и, похоже, уже навеки…
- Желаешь знать, что такого случилось?.. – угрожающе продолжал он, - Ну что ж… Ты сам напросился.
Удзумаки резко толкнул меня к стене. Я зашипел от боли:
- Что ты…
Осекся на середине фразы. Ладони Наруто упирались в стену по обе стороны от моего лица. А его глаза находились так близко, что я мог разглядеть прежде незамеченные мною золотистые искорки в кристальной синеве. Что-то случилось с дыханием. Прерывистое, словно я долго бежал… убегал?.. Черт, мысли путаются. В горле пересохло, и я сглотнул.
Удзумаки тем временем нагло разглядывал меня, и на его губах играла тень нехорошей усмешки. А взгляд – тот самый, что всегда появляется у него в рисковых ситуациях: прямой и насмешливый, взгляд человека полностью уверенного в себе, готового на все.
Я хотел что-то сказать, но губы плохо слушались, а мысли разбегались. Я мог только смотреть на него, не имея даже возможности отвести взгляд. А Наруто нарочито медленно усмехнулся и подался вперед, коснулся моих губ. Легонько, для пробы. Неспешно провел языком, при этом пытливо глядя на меня. А я стоял, замерев, не в силах даже пошевелиться, ощущая себя на вершине американских горок, перед тем, как вагончик со скрежетом полетит вниз, в пропасть.
- Хех. Ну ты попал, Саске… - прошептал он в самые мои губы и властно проник языком в мой рот.
…Теперь я, наконец, понял, чего добивался все эти дни. Меня бесит, когда меня игнорируют, но это… далеко не самое главное. Я, конечно, не мог признаться себе, что вновь хочу почувствовать его губы, его руки, его властные подчиняющие ласки. Мне хотелось, чтобы он меня целовал, чтобы был рядом, чтобы прижимался всем телом, чтобы терял от этой близости голову, как и я. То, что я чувствовал эти дни, была не злость, а обида. Уязвленная гордость. Боль, оттого что тебя не замечают. Горечь, вызванная равнодушием.
Все это пронеслось в моей голове лихорадочным вихрем, в долю секунды. А потом остатки мыслей вылетели прочь. Только его губы, руки, сводящие с ума. Чувствую, что у меня окончательно сносит крышу. Не просто прижимаюсь, а почти вжимаюсь в него, пол раскачивается, лечу, падаю – не ясно… Единственное реальное, настоящее – жаркие прикосновения, уверенные губы, такое близкое тело… Я судорожно сжимаю его плечи, и отвечаю яростно, отчаянно, почти не сознавая происходящего.
Начинаю задыхаться. В голове сквозняк. Его руки в моих волосах, на спине. Сердце колотится с запредельной скоростью. В животе разгорается жар…
Пальцы сами собой потянулись к вороту его рубашки. Как я мог в таком состоянии справиться с пуговицами, не знаю.
На секунду мы оторвались друг от друга. Наруто дышал также тяжело. Он перехватил мою руку, поспешно и неловко расправлявшуюся с его рубашкой. Посмотрел мне в глаза удивительно серьезно, точно пытаясь в чем-то удостовериться. Слегка нахмурился:
- Саске, ты не понимаешь…
Я перебил его, спокойно и чуть насмешливо (насколько позволяло сбившееся дыхание), скептически приподняв бровь:
- Удзумаки, за идиота меня держишь? Что тут можно не понять?..
Напряженность ушла из его взгляда. Он покосился на дверь (запертую моими стараниями), перевел глаза на меня и ухмыльнулся:
- Ну что ж… Ты сам на это подписался, Учиха…
«А то я не знаю» - успел подумать я, прежде чем все лишние мысли улетучились под его прикосновениями…

Просыпаться утром в офисе, на низком диване в кабинете президента… мягко скажем, непривычно. Просыпаться в объятиях того же президента … тоже непривычно. И… хорошо. Чувствовать теплое дыхание на своей шее, крепкое объятие рук. Я прикрыл глаза. Странно. Ни единой мысли в голове. Просто фоновое осознание, что все хо-ро-шо.
- Ты не спишь!.. – обличающий возглас Наруто, и вслед за этим меня легонько укусили за мочку уха.
Улыбаюсь, не открывая глаз.
- Хм… мне, конечно, неловко вас отвлекать, Учиха-сан. Но через полчаса начнется рабочий день, и нам с вами стоит появиться на рабочих местах.
- При полном параде, - уточняет он, видя, что я никак не реагирую.
- Ммм? – вопросительно хмыкаю я.
- Одетыми!
А-а, он про это…
Отодвигаюсь, позволяя ему подняться и начать одеваться. Глаз по-прежнему не раскрываю, на всякий случай, – лучше не рисковать… а то можно и до завтра отсюда не выбраться… не говоря уже о «полном параде».
- Саске! Тебя это тоже касается.
Нехотя щурюсь, нащупываю одежду и быстро привожу себя в порядок. До рабочего дня (как и до прихода президентской секретарши) остались считанные минуты.
Правда, у меня есть еще одно дельце. Провожу рукой по карману, удостоверяясь что все на месте, и сдерживаю довольную улыбку. Еще рано.
Удзумаки, как ни странно, возится дольше меня. Ну и ладно. Что я – против посмотреть, как он одевает на загорелое тело белоснежную рубашку?..

- Что ты сказал?.. – он нарочито медленно повернулся и впился в меня взглядом.
- Я потерял ключи, - ровным голосом повторил я, искоса наблюдая за его реакцией. Хех.
- Учиха… ты… Ты идиот!!! Сколько, по-твоему, времени, а?
- Ну-у, - нарочито беззаботно протянул я, как бы прикидывая в уме, - пожалуй, сейчас начнется рабочий день…
- Вот именно!.. Сейчас придет Тен-Тен! Чему ты радуешься, теме?.. – последние слова Наруто уже почти прорычал.
О-о, похоже, он по-настоящему разозлился. Я хмыкнул и поспешил стереть ехидную усмешку с лица.
- Где же этот чертов ключ…
Наруто метался по кабинету, как зверь по клетке. Не хватало еще хвоста, нервно хлещущего по бокам… и, пожалуй, усов. Я хихикнул, представив, как это будет выглядеть.
Удзумаки резко обернулся на смешок, собираясь по-видимому высказать мне все, что накипело… Да так и застыл. Я победно усмехнулся, смакуя каждое мгновение. Ему действительно было с чего замереть. Прекрасно представляю себе картину, открывшуюся взору Удзумаки.
Я стоял у полуоткрытого окна, как бы невзначай высунув руку наружу. На уровне тринадцатого этажа, покачиваясь на моем указательном пальце, надетые за брелочное колечко, висели ключи. Грозя каждую секунду отправиться в свободный полет…
- Ч-что?..
Я откровенно наслаждался зрелищем медленно вытягивающегося лица президента. Удзумаки заворожено следил за легонько позвякивающей связкой.
Я со смешком прочистил горло, привлекая внимание к своей персоне. Наруто, с трудом оторвавшись от ключей, поднял на меня глаза. Улыбки на моем лице уже не было, когда я, четко выделяя слова, проговорил:
- Мне не нравится, когда меня игнорируют, Удзумаки Наруто. Запомни это.
Секунду он просто потрясенно глядел на меня, точно не узнавая, а потом хищно усмехнулся:
- Интересные методы… Стало быть, Учиха, ты из тех людей, которые всегда добиваются своего?
Я вернул ему усмешку:
- Именно. Ты это точно подметил.
Он, все так же нехорошо улыбаясь, подошел близко-близко и встал, уперев руки в подоконник по обе стороны от меня. Я не преминул этим воспользоваться: подавшись чуть вперед, свободной рукой залез ему под полузастегнутую уже рубашку и легонько провел пальцами вдоль позвоночника, по гладким плечам, животу…
- Са-аске… - хрипло произнес Наруто. Голубые глаза затуманились. Он невольно наклонился еще ближе, так, что по моему телу пробежала непроизвольная дрожь. Черт. Еще чуть-чуть, и я позабуду, с какой целью затевал этот утренний фарс.
- Саске…
Я хитро улыбнулся, и, обогнув его, быстро подошел к двери, отпер ее и покинул кабинет президента под сдавленное рычание Наруто:
- УЧИХА!!!
Хех. А ключи я ему так и не вернул: они мне еще мм… пригодятся.

Сижу на рабочем месте… и улыбаюсь. Скорее всего, как полный придурок. Но мне все равно. Внутри все парит в состоянии легкой эйфории. Чувствую себя невесомым. Забавное ощущение… восхитительное ощущение.
В голове ветер, и ты настолько свободный и легкий, что даже немножко боишься отрываться от земли – не заметишь, как поднимешься высоко-высоко в воздух…
Я не знаю, как описать свои ощущения. Мне хорошо. Наверно, со стороны картинка еще та: сидит парень с полузакрытыми, сощуренными глазами и блаженно улыбается. Самое безобидное сравнение: чеширский кот. За окном солнце. За окном осень. И когда я распахнул створки, вместе со свежим ветром в кабинет ворвались бронзовые листочки тополя. Я осторожно вдохнул полную грудь воздуха. В нем перемешано все: легкий морозец, крылатая радость освободившихся листьев, расставание и предвкушение. И еще особая сентябрьская свежесть. А городом совсем не пахнет. Странно и хо-ро-шо.
Ками. Улыбка все никак не покидает моего лица. А невесомость все никак не уходит из моего тела. Что же это?...
…Я глянул вниз, на залитую солнцем улицу, и мельком в мыслях пролетело воспоминание о городке, где вырос Наруто. И о том вечере, в его дворе. Вспомнилась даже не картинка, а ощущения. Предвкушение чего-то необыкновенного. Чего-то… потрясающего.
Сейчас это же чувство переполняло меня, усилившись тысячекратно.
До чего же легко…
Хотя что-то смутное вертится в голове, напоминая о каких-то очень весомых «НО»… Но я не спешу пускать это что-то в свои мысли. Хоть раз просто не думать о проблемах. Я подумаю о них позже… когда схлынет это удивительное ощущение, словно внутри меня… рой парящих светлячков. Когда оно уйдет, когда невесомость покинет меня, тогда и вспомню обо всем.
За спиной хлопнула дверь, и каблучки простучали по полу, остановившись где-то недалеко от меня. Оборачиваться не хотелось. Темари, я и так это знаю. Только она не считает нужным стучать.
Блондинка становится рядом, и какое-то время мы оба молча смотрим в окно.
- Что-то хорошее случилось? – интересуется она, искоса глянув на меня.
- Осень, - я киваю в сторону окна.
Темари фыркнула, повернулась спиной к улице, и задумчиво обронила:
- Судя по тебе, скорее весна.
Я промолчал, дыша прохладным ветром.
- Я вообще-то принесла тебе документы... Но, пожалуй, закончу с ними сама.
Я вопросительно глянул в ее сторону. Девушка хмыкнула и хлопнула меня по плечу:
- У меня смутное впечатление, что ты сейчас не расположен работать. Так что… наслаждайся моментом, Саске. Просто живи.
И с этими словами вышла, оставив меня потрясенно глядеть ей вслед. Как она поняла?.. Как догадалась?.. У меня что, все на лице написано? Или она так хорошо меня знает?
Но как бы там ни было, спасибо, Темари.
Я вернулся за рабочий стол… чтобы снова глядеть в окно и улыбаться.
Ками.
И почему это «хорошо» не желает покидать меня?.. Или я сам не желаю его отпускать…
Правда, ближе к вечеру в душу все же начало просачиваться нечто, неуловимо опускавшее меня к земле. Нечто звалось «неуверенность». Легким беспокойством она поселилась где-то в груди и начала потихоньку расти.
Но она была до смешного мала. Я забыл о ней, едва обнаружив ее появление.
…И не пошел в кафетерий с Темари в обеденный перерыв вовсе не потому, что чего-то ждал. И вовсе не поглядывал на дверь кабинета, ожидая стука. И задержался дольше обычного в офисе только потому, что нужно было таки просмотреть отчеты, занесенные Нара.
Наконец с отчетами покончено, а я все не спешу покинуть офис.
Но какой смысл сидеть в кабинете после окончания рабочего дня? Нужно идти. Да. Пора домой. Спать. Я вдруг осознал, что очень хочу спать. Ночь до этого я не сомкнул глаз, мучимый сомнениями, в эту ночь я тоже почти не спал… по другим веским причинам. «Наконец-то выспаться». Почему-то эта мысль не принесла ожидаемого удовлетворения.
Дорога до собственного дома в этот раз совсем не запомнилась. Только круговорот рыжих листьев.
Правда, придя домой, вместо того, чтобы сразу отправиться в постель, я зачем-то пошел на кухню и заварил кофе. На часах уже одиннадцать, а я все сижу на залитой электрическим светом кухне и нервно пью третью чашку арабики. Глаза уже слипаются, и я давно знаю, что пора уже ложиться, но… не могу. Просто сижу, отсчитывая про себя минуты.
Почему кофе безвкусный? Просрочен?.. Да нет, вроде недавно купил…
Постепенно начинаю замерзать. Встал и закрыл окно. Заварил еще кофе. Почему-то согреться никак не удается. Что за черт…
На столе лежит телефон. Молча, не издавая звонков, не жужжа вибрацией… и нервирует меня. Даже не знаю чем. Убрал его с глаз долой.
Легче не стало.
Пожалуй, и вправду пора спать. Что-то я…
Стук.
Настойчивый стук в дверь. И смутно сдается, что еще чуть-чуть, и ее снесут с петель. Ненавязчиво так.
«И кого еще нелегкая принесла» - мелькнуло в голове, прежде чем я открыл…
…Тааак. Выспаться сегодня не придется.
За дверью стоял Удзумаки с нахальной полуулыбкой:
- Пустишь, али как?..
И это сказано с абсолютной уверенностью, что я именно так и поступлю.
Наглость.
Я молча посторонился, пропуская его в квартиру. И закрыл дверь.
И нет. Меня вовсе не захлестнуло волной безудержной радости, когда я увидел его лицо.

- Ждал, да?.. – серьезный тихий шепот, губами касаясь уха. А теплые руки тем временем обвивают меня сзади, притягивая ближе.
Ну и что я мог ответить на это?.. Все отговорки были бездарными. Я просто промолчал, устало прикрыв глаза, отдаваясь нежности прикосновений. За то, что он был прав, я буду корить себя позже. Намного позже. А сейчас…

…На миг мелькнуло, ослепительной вспышкой – а вдруг бы не пришел?.. Просто забыл бы наутро?.. Я непроизвольно содрогнулся, охваченный поздним липким страхом, как когда ты в темноте по счастливой случайности миновал открытый люк, и, оглянувшись, вдруг заметил едва не постигшую тебя смерть. Стало холодно, и я помимо воли прижался поближе к Наруто. Он в полусне притянул меня к себе, обнимая горячими руками. И зашедшееся было сердце стало стучать ровнее. Морок растаял, и уже самому не верилось в нахлынувшие минуту назад глупые страхи. Что же это было?.. Бред… да, бред…
Постепенно я успокоился, почти убаюканный объятием Удзумаки. И тогда прежние мысли медленно вернулись.
Боже, как поздно я спохватился о таких естественных сомнениях!.. Откуда такая беспечность? Неужели одна лишь ночь усыпила во мне бдительность?.. Сделала таким неосторожным?.. Неужели я настолько поверил Удзумаки?..
Я ведь не думал ни о чем. Не вспомнил о «сломанной» дружбе. Все ведь хорошо, да? Зачем тревожится, зачем о чем-то переживать…
Откуда же, черт возьми, взялась наивная вера в это самое «хорошо»?..
Я посмотрел на Наруто, мирно спящего рядом, и постарался как можно глубже загнать мысль о том, что все это – очень нехорошие признаки.
Удзумаки легонько хмурился во сне, спадающая челка щекотала ему лицо. Осторожно протянув руку, я мягко отодвинул ее. И, не удержавшись, провел пальцами по щеке. Бархатистая кожа…такая нежная… и Наруто сейчас такой близкий… такой уязвимый…
Нежность. Она захлестывает меня, накрывает с головой. Почему я так нежен с ним? Относился ли я так когда-нибудь к кому-либо еще? К своим девушкам? Нет, вряд ли. К своим близким?.. Не знаю…
Почему внутри эта потрясающая легкость? Настолько ощутимая, что даже немножко страшно…
Отчего так тепло? Хоть недавно я никак не мог согреться?..
Почему?.. Отчего?.. Как?..
Честно попытался вспомнить, когда я еще был так нежен, кого еще касался так осторожно… так трепетно… Кого желал так сильно… Вывод крайне неутешительный. Либо меня подводит память, либо… эти ощущения действительно новые. Чем-то неуловимо отличающиеся от других таких же чувств и эмоций. Чем?.. Неужели человеком, который их вызвал?.. Неужели все дело в нем?..
Откуда такое доверие? Где же моя настороженность?.. Где безразличие?..
А самое смешное… что меня на самом деле все это вообще не трогало. Я пытался напомнить себе обо всех «но», пытался вызвать раскаяние, стыд… ничего подобного. Даже отдаленно. Мне так тепло, так… сладко, что я просто думать обо все этом не хочу. Не получается. Я чувствую кожей дыхание Удзумаки, я ощущаю крепкое объятие, я… не могу думать всерьез ни о чем, кроме этого. Все сомнения кажутся такими глупыми, такими ненастоящими… рядом с ним. Так что я просто прикрыл глаза и уткнулся Удзумаки в плечо. Сразу стало… спокойнее. Сон осторожно подкрался и накрыл меня с головой.
…Лишь ощущение непривычного тепла так никуда и не делось, согревая меня сквозь забытье.
Проснулся раньше будильника, раньше Наруто… и почувствовал жгучее желание разбудить его поцелуем.
Что-то внутри запротестовало: Нет… надо остановиться, нельзя… нельзя позволять себе… привязываться… нельзя позволять себе слабости… это ведь не навсегда… нельзя…
К черту! С каким-то отчаянным удалым весельем нырнуть в омут с головой. И будь, что будет!.. Хватит противоречий. Все хорошо, и я просто позволю себе забить на все, каким бы жестким потом не стало пробуждение. Всему на зло, я буду наслаждаться каждым мгновением, как никогда остро чувствуя, что я жив. И плевать, что все это ненадолго. Плевать вообще на все!..
Наклоняюсь и осторожно касаюсь его теплых губ.
Хмурится во сне. Забавный.
Целую уже по-настоящему и чувствую неуверенный ответ, постепенно переходящий в более настойчивый.
«Проснулся…»
От этой мысли все внутри меня улыбается.
Как хорошо быть рядом. Как хорошо чувствовать его горячее дыхание. Как хорошо снова вместе опаздывать на работу… Как мне хорошо!..
И больше ничто не будет отравлять мне эти мгновения.
К тому же, я нашел идеальное противоядие. Имя ему «Удзумаки Наруто». В присутствии президента мне проблематично думать о чем-то, кроме него. Я позволю себе жить. И даже потом, после не буду об этом жалеть.
…Хотя возможно, это не противоядие, а лишь обезболивающее…

И полетели дни, блистающие всеми красками. Назвать их сказкой или волшебным сном язык не поворачивается – слишком уж короткие это понятия. Больше всего происходящие походило на… медовый месяц. Слишком хорошо, чтобы продлиться хоть сколь-нибудь значимый срок… и все же. Неповторимое небывалое время. Лихорадка сладких мгновений. Круговорот ярких ощущений. Внутри словно… гроза. Особенно неистовая после долгой изнурительной жары.
Это так… не знаю. У меня нет слова, чтобы это назвать.
Точнее… я не хочу давать этому название. Может оттого, что слишком хорошо знаю, что за имя носят эти ощущения…

…Работать почти не удавалось – до обеда ты еще остываешь от его объятий. А после совещания в середине дня, позволяешь себе невзначай задержаться для пары жарких поцелуев. Быстро, пока не хватились… Ты ловишь его глаза в толпе, чтобы только губами сказать: «Хочу тебя»… Чувствуешь, что становится слишком жарко, когда в лифте, пользуясь теснотой, он легонько касается твоего бедра. Он задерживается в компании нарочно, чтобы иметь возможность просто посидеть с тобой, поговорить, побродить по офису… Вечером ты уже давно не ждешь его, потому что точно знаешь, что если будет малейшая возможность вырваться – он сразу примчится к тебе…
А в груди все время, беспрестанно парят светлячки и на ветру звенят маленькие колокольчики. Правда, при приближении Наруто мелодичный звон превращается в громовой стук сердца…
Удзумаки не всегда мог позволить себе прийти. Иногда он уезжал с Хинатой, иногда случались корпоративы, где присутствие президента обязательно, иногда он выезжал на встречи…
Такие вечера становились тускло серыми, как старая газета. Эти дни я молча переносил. Никогда не звонил ему, никогда не узнавал. Просто доживал до завтра. Чтобы быть пойманным на входе и затащенным в укромный уголок… Мы самозабвенно целовались, словно наверстывая прошедшую ночь. Едва коснувшись его губ, я забывал, что мы едва ли не посреди офиса, что могут зайти, что… что… Коснувшись его губ я забывал все. И ничего не мог с этим поделать.

Мысли о том, что мы оба парни, и о том, что он – начальник, а я подчиненный, я постарался похоронить как можно глубже. И надо же – мне это удалось. Видимо, когда все хорошо, о плохом, но зато более реальном, никак не думается. Беспечно забываешь о любой боли из-за того, что сейчас тебе так сладко.
Даже если потом боль ударит во стократ сильнее.

Мысли Наруто:
Свобода…
Что за манящее дивное слово…
В последние дни живу, как в лихорадке… глоток за глотком торопливо вдыхая морозно-терпкую свободу.
В голове ветер.
В мыслях - Саске.
Ками… Как давно я уже не влюблялся!.. Я почти позабыл эти потрясающие ощущения. Может, поэтому сейчас они кажутся мне во стократ более яркими, чем раньше. Едва доживаю до встречи с ним. А когда дела отнимают вечер, когда я знаю, что не увижусь с ним до завтра… даже не звоню. Даже слышать его голос невозможно, если знаешь, что не можешь сегодня его обнять.
Дни мелькают с сумасшедшей скоростью. Словно я участвую в умопомрачительной гонке, где каждую секунду все сильнее и сильнее разгоняешься, ловя воздух ртом, упиваясь встречным ветром, уже зная, что не впишешься в следующий поворот, но все равно на полной скорости несешься навстречу ослепительной вспышке.
Что-то отчаянное и неповторимо яркое есть в этих сумасшедших днях. В коротких вспышках встреч, в теплых вечерах, в постоянном риске, когда балансируешь на краю пропасти.
И я пью эту свободу, жадно взахлеб вбирая ее ледяную суть, и вместе с ней глотая смертельный яд.
Но сейчас мне все равно…

Ками!.. Как же давно я мечтал о свободе…

@темы: фанфик, макси, PG-13

Комментарии
2010-01-18 в 18:53 

Продолжение - не есть его начало. Суть Продолжения - продолжаться.
Ками-сама... слов просто нет... пробирает аж до слез...
какие чувства, какие образы!!! автор - гений...
эм... Morgan-Lee, а сколько всего глав, если не секрет?
я даже теперь не представляю, как буду жить без этого фика, когда он закончится :(

2010-01-18 в 19:12 

Я ваш новый друг, смиритесь. (c)
Согласна, фанфик - потрясающий :)
Всего 15 глав)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Скрытая деревня не скрытых извращенцев

главная