Я ваш новый друг, смиритесь. (c)
Автор: VitaKapella
Бета: Remmie
Жанр: Драма, ангст, романтика
Пейринг: Саске/Наруто
Рейтинг: NC-17 (но не с первой главы)
Размер: чёрт знает, но надеюсь быстро кончится...
Состояние: когда-нибудь состоится
Дисклеймер: Кишимото, персонажи без сомнения ваши, ни на что, кроме идеи массового бреда не претендую.
Предупреждение: ООС, долгое и периодичное нытьё... "прыганье" с пятого на десятое
От автора: блин... а я ведь что-то светлое хотела написать >_< Видимо, экзамены на позитив не настраивают. В общем, это странная вещь, плавно уходящая в копания в себе...
Огромное спасибо Remmie за то, что она взялась это тащить.
Размещение: только с моего разрешения!

1 глава
2 глава
3 глава
4 глава
5 глава
6 глава

Бессмысленно запираться в своей обиде.
Бессмысленно смотреть на всех волком и мстить. Мстить, как мстил Саске: напролом, через все существующие правила, убивая и вынимая душу из ещё живых тел.
«Это не моё», - понимал Наруто, глядя на разливающуюся перед ним прозрачную гладь. Он сидел, как сидел в тот вечер. На корточках, перед самой водой, бессильно опустив руки и касаясь пальцами холодной воды. Поднял голову, посмотрел вдаль. Вон оттуда в прошлый раз пришёл Учиха. Пришёл и выгнал с озера. Велел не истерить.
А истерил-то, между прочим, всегда Саске.
Наруто поморщился и прикусил зубами тонкую зелёную травинку. На языке остался горьковатый привкус, разливаясь по телу и как будто вымораживая. Саске... Опять у него в голове сплошной Саске. Подумать только... Спас. Жил. Переспал. Саске с ним переспал. Вот же хрень, так не бывает...
- Никогда не готовил эту дрянь, - недовольно пробормотал Учиха, с недоверием заглядывая в кастрюлю.
- Рамен - это не дрянь, - обиделся Наруто, для большей опоры прислонившийся спиной к стене. Ноги всё ещё не держали, и колени слегка тряслись. Учиха глядел на подкашивающиеся худые ноги без особого восторга, но молчал.
Помогать - не помогал, но всегда следил за тем, как Наруто передвигается по дому. Узумаки запросто мог отправиться в туалет и не вернуться. Потерять сознание где-нибудь в коридоре.
В таких ситуациях Учиха недовольно топтался вокруг него, долго морщился, возводил глаза к потолку, но, поскольку никаких магических знаков на нём не проступало, Саске каждый раз со вздохом взваливал худое тело на спину и волок на кровать.
- Рамен - это не дрянь, - повторил Наруто и надолго замолчал. Глаза слипались и закрывались сами собой. Не заметил, как дрёма налила на ресницы мёд и разворошила разноцветный ком мыслей. Заснул и чуть не упал со стула, если бы Саске вовремя не встал рядом и не дал на себя облокотиться.
- Ешь, давай, - раздражённо бросал Учиха, отворачиваясь куда-то к окну, но всё равно продолжая косится на склонившуюся над тарелкой светлую макушку.

Наруто был тогда ещё слишком слаб, а Саске не до конца понимал, что он делает...
Он сидел на озере ночью. Днём так никуда и не вышел. А как только стало темно, сбежал из больницы с намерением туда больше не возвращаться. Почему не сбежал днём?
Боялся.
У Наруто в голове не укладывалось, что после всей этой дикой, выжигающей боли... солнце больше не будет убивать его. Что это тепло теперь навсегда, страшная болезнь ушла и больше не вернётся.
Свет.
Он так изголодался по свету. Так хотелось встать, чтобы пекло над самой головой, раскинуть руки, и чтобы по всему телу, чтобы чувствовать, мать вашу, чтобы жить...
А ведь это всё Саске...
Выть хотелось, так нужно было солнце. До крика, до хрипоты, до высушенного, злого состояния, когда скулы обостряются жёсткими углами, и хочется рычать от бессилия. И ещё хотелось...
Наруто раздражённо дёрнул головой, отбрасывая эти мысли в сторону. Депрессия размеренно и неуклонно давила на него, припечатывая нервы, затем выдирая их по одному. Тонкие, дрожащие волоски, зажатые в пучке, натянутые до предела, перетянувшие сердце, и казалось, что они вдавливаются в него, оставляя тонкие горизонтальные следы.
После всего случившегося не хотелось жить.
Наруто выбросил переломленную травинку и поднялся на ноги. Из депрессии нужно было выбираться. Причём, желательно до рассвета.
Огляделся по сторонам. Кинул внимательный взгляд в сторону дерева, на котором в прошлый раз сидел Сай и, подхватив прислонённую к стволу дерева лопату, направился в сторону леса.

* * * * *

Сакура молча помешивала в кружке травянистый, зелёный чай. Сам Учиха чаи не уважал, но в доме держал, храня память и соблюдая старые традиции дома, который он не мог забыть. Хотя, если бы кто-нибудь сказал ему об этом, весь чай немедленно был бы выброшен. Традиции были слабостью. А слабости Саске не любил.
Вот Сакура, например. Замечательный пример слабости. Если она так беспокоилась за Наруто, чего ей стоило упросить Цунаде не принимать таких жестоких мер? Чего им всем стоило дождаться Учиху и решить всё с ним? Спросить его хотя бы. Ведь они были так уверены, что он вернётся. И обязательно до того, как Узумаки перекинется в этом подвале. И обязательно вытащит...
Идиоты.
Почему не нашли другой способ в конце концов?!
- Зря ты ушёл, - Сакура мрачно посмотрела в зашторенное окно. До сих пор зашторенное...
Учиха не ответил, только раздражённо глянул на неё. Мнение Сакуры его не интересовало.
- Расскажи лучше про Наруто, - велел он, вскрывая белый коробок сигарет.
Харуно поморщилась.
- Ты же не курил...
- Когда? - Учиха насмешливо посмотрел на неё через вспыхнувший огонёк зажигалки. - В команде номер семь?
Команда номер семь...
-А что тебе рассказывать? - неожиданно обиженно откликнулась Сакура. Уставилась в свою чашку и поджала губы. - Наруто... Наруто всё, что мог, взвалил на себя. Как только ты ушёл. Уже тогда... Какая же ты, сволочь, Учиха! - вспыхнула, вскочила, ударила рукой по столу.
Чашка покатилась по белой скатерти. Зелёный, бесцветный чай расчертил снежно-выбеленную материю тёмными, грязными брызгами. Саске поднял голову.
- Ты, такой весь великий мститель, упёрся искать свою чёртову цель! Бросил нас! И тебе плевать было, что нас осталось двое! Тебе всё равно было, что я спать не могла! Что Наруто за тобой носился, потому что спасти пытался! Тебя спасти, тебя, придурка законченного! Сколько ради тебя одного было сделано! Сколько из-за тебя ран получено! А сейчас ты возвращаешься благородно-напыщенный и спокойно интересуешься, как нам тут без тебя было?! Хреново нам было!
Она резко замолчала, замирая на месте, с трясущимися губами, красными глазами и охрипшим горлом. Ей хотелось орать, кричать ещё больше. Обвинять Саске и бить посуду. Ей хотелось, чтобы он понял и осознал, какое же он трусливое ничтожество, сбежавшее от них. Как же ей хотелось, чтобы он испытал хоть немного той боли, которую испытала она сама!
- Мне вот только интересно, почему я не от Наруто всё это слышу? - спокойно поинтересовался Учиха, даже не двинувшись с места. Всю истерику Сакуры он выслушал молча, так же сидя на своём месте. Совершенно не обратив внимания на разлитый чай и бешенство девушки. Голова Учихи была занята другим.
- А Наруто дурак, - с каким-то злобным торжеством произнесла Сакура, - добрый дурак, который позволил нам над собой измываться, потому что верил, что мы не причиним вреда. Есть такое дебильное качество у людей, Учиха, - доверие называется. Не знакомо, да? Скажи, Саске, сколько ненависти надо, чтобы убить человека? А самого себя?.. Скажи, спасла кого-нибудь твоя ненависть? Скажи, твоя самоуверенная месть хоть кого-то спасла?! А Наруто спасал! - она кричала на него, с перекошенным лицом и бешеной болью в зелёных глазах. - Наруто так спасал, что сам костьми ложился! Наруто жизнь отдавал, чтобы людей вытащить оттуда, откуда их вообще невозможно было вытащить! Он верил там, где нельзя было верить, и надеялся там, где никто не надеялся! Так твоя ненависть может?! Скажи, Саске, так она может?!
Она не выдержала и зарыдала. Ей казалось, что у неё внутри идёт шторм, что она на маленьком корабле и вода переливается через край. Она тонула в этих слезах, в этом отчаянии и в том, как она сама запуталась в сделанном ими...
- Наруто, значит, спасал?.. - еле слышно произнёс Саске, как будто бы про себя. Но его слова были услышаны.
- Спасал, - горько сказала Сакура, прикусывая губы и пытаясь сморгнуть слёзы. - Наруто шёл туда, куда никто не шёл и возвращался оттуда, откуда никто не возвращался... Мы по вечерам сидеть могли долго-долго и он... он иногда такие вещи говорил... Он мог чушь нести, глупости всякие. Но это только чтобы развеселить нас. Он мог одной глупой выходкой разрядить обстановку и снять напряжение, когда я орала на него и была благодарна за то, что он даёт мне это делать... А вечерами он менялся. Он мог такие вещи говорить, Саске... Мы сидели, и он рассказывал мне свои мысли, рассказывал, что чувствует и чего хочет. Мы много разговаривали. И так у него... это искренне получалось... Он как будто сердцем говорил, он уверенным очень был, Саске. Точно знал, что нужно делать, и как будет правильно. И у него по каждому поводу обязательно было своё мнение. Представляешь? - она улыбнулась сквозь слёзы. - Даже, если он в чём-то не разбирался, он старался предположить, а то и вовсе - лез в незнакомую область и учил то, что не учил никогда.
Учиха только головой покачал. Саске было сложно. Ведь вроде бы... и техника же виновата... и разыграно же всё было, как по нотам. А шевелится что-то в груди, дышит, щемящим чувством зажимает. Не даёт отпустить, заставляет думать...
Не даёт забыть.
- Я его любила, - неожиданно призналась Сакура спокойным голосом. - Я за него... Я... Мне так было... так плохо...
Зрачки Учихи резко расширились. Зубы сжались. Это ей было плохо? Это ей?..
- Пошла отсюда, - процедил он, не двигаясь с места.
- Что? - Харуно замерла и ошарашено посмотрела на него. Зелёные глаза забегали. Она не могла понять, что происходит. Искала зацепку, но не могла найти.
- Пошла... вон... - тихо повторил Учиха, медленно закрывая глаза и пытаясь успокоиться. - Ты... подлая дрянь... вы все... у вас же был шанс оправдаться. Вы ещё могли как-то заслужить доверие, вы же могли... а ты сейчас одной фразой испортила всё.
Сакура поджала губы. Обида закипала в ней с новой силой.
- Ты здесь никто, - резко произнесла она. - Думаешь, тебя оправдали? Ты трижды просчитался! А Наруто - наш! Наруто принадлежит Конохе. Он будет служить ей, и ходить на миссии. Всё будет как раньше! - она собиралась было уйти, но уже у самой двери замерла. - Да... Всё, будет так, как было до недавнего времени. Мы с Наруто... Без тебя.

* * * * *

Лопата легко входила во влажную землю, ловко переворачивая и разбивая тёмные комья. В лесу было тихо. По-настоящему тихо. На самом деле Наруто уже осточертела эта тишина. Она напоминала чёрный, закупоренный провал подвала, где он провёл столько времени просто умирая. Смысла не было... Уже ни в чём смысла не было. Наруто с болью думал о том, что он уже не сможет смотреть в глаза Сакуре. Не сможет смешить её, рассказывать истории и совершать глупые поступки.
Душа была вымотана, выжата до бессознательного состояния, вывернута наизнанку. Ничего больше не хотелось.
Не хотелось жить.
- Я хочу, чтобы ты это запомнил, - негромко произнёс Какаши.
Они стояли в коридоре у Наруто. За окном лил нескончаемый дождь, и Наруто казалось, что солнце не выглянет никогда.
- Я ухожу на миссию, - продолжал Хатаке. - Ухожу надолго и хочу, чтобы ты запомнил одну вещь... Если что-то вдруг пойдёт не так... если что-то в твоей жизни выйдет из-под контроля...
- Сенсей, вы говорите так, как будто уходите на всю жизнь, - недовольно пробурчал Наруто. У него было плохое настроение. Никакая живучесть не спасала, когда столько дней не было света.
Какаши под маской поморщился и, кажется, даже хотел что-то сказать. Но потом передумал. Ещё раз оглядел Наруто с ног до головы.
- Слушай сюда, - тихо повторил он. - Если тебе будет плохо, если будет не нужна эта жизнь и если захочется умереть...
- Что за глупости, - не выдержал Узумаки. - Я никогда ничего подобного не захочу.
- Заткнись и слушай, - перебил его Какаши. - Ты выслушаешь меня и запомнишь всё, что я тебе сейчас скажу. И сделаешь так, как я велю. Если когда-нибудь, неважно по какой причине, ты захочешь умереть... ты пойдёшь в лес...

Наруто пошёл. Ему было почти всё равно, но слова учителя крепко врезались в память. Беспокойство, с которым он говорил, поднялось в сознании, и картинка сложилась как два и два. Какаши ушёл на миссию и не мог видеть действия Цунаде. Он не знал, до чего может дойти афера, в которую они влезли, и старался подстраховать Наруто.
Если тебе будет очень-очень плохо... ты пойдёшь в лес...
Чёрные крошки летели с лопаты и несколько таких попали в глаза. Узумаки невнимательно вытер их рукавом. Уж что-что, а копать ему в этой жизни приходилось, и работа продвигалась быстро, хоть ему и было наплевать на неё. Наплевать на всё. На эту неправильную, перевёрнутую жизнь, когда лучшие друзья оборачиваются врагами, а действительность ещё три раза вывернется наизнанку и покажет, как новообретённые враги вновь становятся друзьями. Когда реальность выворачивается под тобой и не даёт твёрдо стоять на земле, накатывает отчаяние, и не нужно уже ничего. И жизнь нужна в самую последнюю очередь.
Саске не сам пришёл. Его техника привела.
- Эй... Узумаки, это я. Я вернулся... Придурок, подними голову, а иначе за каким чертом, я пёрся в такую даль?
Достаточно. Наруто устало выпустил из рук запачканную в земле лопату и оглянулся. За спиной раскинулась темнота. Пустая. Пожирающая. Три часа работы.
Наруто прикрыл глаза и практически упал во влажную, глубокую могилу.

* * * * *

- Не хочу в это лезть, - покачал головой Сай. - Наруто, есть Наруто. Даже, если и сбежал, человеку же свойственно хотеть одиночества?
- Ты что уже забыл, что эффект отдачи всё ещё идёт?! - разозлилась Сакура, в свистящем жесте разворачиваясь лицом к нему. - Мало ли, что с ним может сейчас случится? А если он погибнет?! Сай, я этого не переживу!..
- Мне тут в голову пришло, - медленно начал тот. - А почему ты всё «Я», да «Я»?
Харуно непонимающе посмотрела на него.
- Тебе можно и не переживать, - задумчиво протянул Сай. - Главное, чтобы это пережил он, верно?

* * * * *

Две пачки сигарет за час. Уходили одна за другой, исчезая в темноте ночи. Горькими, болотными огоньками падали в темноту. Может быть, они тоже звали за собой душу? Странно то, что душа Саске почему-то откликалась на этот зов. Она тоже хотела. Она хотела вспыхнуть. За секунды прогореть дотла и погаснуть. Исчезнуть в темноте.
Наруто сильный, - думал Саске. Он многое переживёт. Его уход в том числе. Такие люди зажимают зубы, улыбаются и продолжают идти вперёд.
Только теперь уже по трупам.
Учиха мотнул головой и сбросил наваждение. Где-то в доме есть ещё сигареты... надо пойти, что ли, поискать. Саске понял, что на сигаретах придётся не экономить, как только пришёл в Коноху, и ему сообщили, что Девятихвостый Лис прорвался, а Наруто заперли в подвале его дома. И почему ему не показалось подозрительным, что выбрали именно его подвал? Как будто не было у Цунаде других помещений. Нужно было догадаться, что это всё подстроено, что его ждали... Сай же намекал.
Сай намекал по приказу Цунаде, - вспомнил Учиха, рассеяно рассматривая тёмную комнату на предмет сигарет. Свет он не включал. Привычка.
Вспомнил, как тревожно Наруто прижимался к нему. Вспомнил, как он в первый раз пришёл к нему в комнату, забрался на кровать... Как уткнулся лицом в живот, пытаясь согреться, как будто услышал разрывающие Саске мысли.
Нашёл сигареты, позже те вспыхнули ядовитым огоньком. Сил не было, как хотелось орать. Долго ещё стоял на балконе, давился горьким дымом, чтобы в глотку, чтобы прошло, чтобы в сердце попало, может хоть чуть-чуть легче станет. Не привык. Не было у Саске привычки переживать за других.
- Учиха, - Сай сидел на заборе напротив окна, свесив одну ногу. - Цунаде хочет тебя видеть. Большая честь, знаешь ли...
Замолчал. Просто сидел и смотрел, не произнося ни звука.
- Почему ты мне не сказал? - задумчиво спросил Саске, не отрывая затуманенный взгляд от яркой точки, в очередной раз исчезающей во тьме. - Ты верил, что это выход? Ты думал, это поможет?
- А мне думать не положено, - ответил Сай, странно мерцая глазами в темноте. - Я все выводы ещё до твоего возвращения сделал.
- Наруто правда... сильный? - еле-еле, кое-как... но он сказал это.
Сай всё так же смотрел на Учиху.
- Иди к Цунаде, - негромко сказал он. - Это срочно.

* * * * *

- Следи за уровнем, - объяснял Какаши. Показал ладонь, говорил тихо, загибая пальцы. - Шесть метров - это глубоко. Крыша съедет и не каждый шиноби выдержит. Мозг начинает реагировать на закупоренность, нехватку света, и вообще не факт, что ты захочешь оттуда выбираться, так что не переусердствуй. Три метра - это мало. Почки простудишь, шею продует, а толку никакого. От ангины за два дня перекинешься безо всякого самоубийства. Так что, тоже не подходит. Оптимальный вариант - пять метров. Просто лежишь и смотришь. Хотя нет, глаза можешь закрыть, дело твоё...
Дело твоё.
Наруто знал, что это его дело. Что это его жизнь и его правила. Но сейчас состояния ненужности и абсурда ситуации давили и выжигали сознание. И Саске... Он для Учихи ничего не значит, если, даже не поинтересовавшись самочувствием Наруто, он сразу же полез к нему в штаны.
Кто бы знал, как чудовищно чувствовать себя вещью. Игрушкой.
Узумаки поморщился, так не понравилось ему это банальное сравнение. Вот только лучше он подобрать не мог. Мозг заботливо подобрал саму верную ассоциацию, и не его вина, что она была так отвратительна.
Он лежал на ледяной земле и спокойно смотрел на прямоугольник над собой. Он ни в коем случае не был белым, ведь ночь же. Но он не являлся и чёрным... это была темнота, но какого-то другого цвета или оттенка.
Дёрнул плечом, упёрся раскрытой ладонью в мокрую стену. Земля забивалась под ногти. Интересно, Саске бы вырыл себе могилу? Или отмахнулся бы и назвал бредом?
Текли минуты. Неторопливо. Скучно. Невыносимо скучно. Не накатывала на Наруто жажда жить, не вздымал душу порыв встать и идти. Что-то Какаши определённо напутал. Или на Наруто после трёх месяцев в подвале ничего уже не действовало?
Узумаки глубоко вздохнул, стараясь хоть как-то показать себе, что он ещё живой. Что не зря он копал эту долбанную яму... «Надо вылезать», - отстранёно подумал. Встал...
Попытался...
Не получилось.
Руки не слушаются.
Ноги...
Не двигается... сердце. Глаза... не закрываются. Глаза. Глаза, глаза, глаза!!!
Дикий страх, ужас перемешивающий, в мясорубке прокручивающий; колени стянуты чем-то жёстким, как будто бы на самом деле связаны, и страшно, дико, что происходит?!
-Эффект отдачи, - озабоченно произнесла Сакура.
Наруто попытался успокоиться. Сила воли есть? Есть. Значит, прорвёмся. Сейчас медленно заставим двигаться ноги, поднимем руки и вылезем отсюда.
Да неужели?
Силёнок-то хватит?
Наруто смотрел невидящими глазами прямо вверх и чувствовал, как по щекам бегут слёзы. Он не плакал. Это глаза слезились, не выдерживая напряжения. Тёмно-матовый прямоугольник прямо над головой начал расползаться, превращаясь непонятно во что, меняя форму, оттенок и ракурс. В какой-то момент Наруто показалось, что он смотрит на него сверху. В голове всё стало переворачиваться. Реальность вставала с ног на голову.
Удача решает всё?
Сколько шансов, что он не умрёт от перенапряжения без уколов Сакуры и таблеток, сбивающих уже закипающую температуру?
Сколько шансов, что его найдут далеко от деревни, в лесу, лежащим в могиле? Сколько шансов, что его вообще будут искать?..
Прямоугольник вытянулся, растянулся, по бокам пробежали трещинки и рама. Кажется, деревянная...
Окно. Обычное окно с чёрным стеклом.
В нём ничего не было видно, и Наруто повернулся назад. Там стояли ещё двое парней со светлыми, взъерошенными волосами и тремя резкими шрамами на щеках...
- Ещё один, - с неудовольствием протянул Правый Наруто.
- Ещё одна копия, - поправил Левый Наруто, оглядываясь за спину.
Из темноты быстро вышёл ещё один парень с какими-то больными, усталыми глазами.
- Как же это надоело. - Поморщился он. - Откуда столько берётся? Ну... что у тебя? - лениво поинтересовался он.
- В смысле? - не понял Узумаки. Его ничего не удивляло. Могила, Коноха и Саске казались сном.
- Чем будешь доказывать, что ты настоящий? - пояснил Левый Наруто.
Узумаки вспыхнул.
- Мне не нужно это доказывать! Я и есть настоящий!
- Мы все здесь настоящие, - рассмеялся Правый Наруто. Что-то в них всех было фальшивое. Что-то чудовищное, что никак не вязалось с искренним, весёлым Узумаки.
- А я знаю, - заговорщицки заявил Левый Наруто. - Если настоящего ранить, он умрёт! Настоящие не могут жить с ранами.
Третий Наруто кивнул и лениво вытащил из-за спины длинную катану. Это невероятно красивое, скользящее движение... Кажется, он его где-то уже видел. На секунду волосы Третьего Наруто потемнели, как сажа, черты лица заострились и стали отчётливо видны насмешливые, чёрные глаза. Но только на секунду. Образ пропал так же быстро, как и появился. Третий Наруто повернулся к левому и небрежным, лёгким движением отсёк ему руку.
Отрубленная часть тела упала на черноту пола. Капельки крови пропали в этой тьме, будто их и не было. И только оборванные у предплечья ткани алели жуткой, кровавой бахромой и белели острыми осколками сломанных костей.
- Больно? - участливо спросил Третий у Левого.
- Нет.
- Жаль, - отозвался тот и повернулся к Наруто. - Ты следующий.
- Ты кто? - вырвалось у Узумаки.
Темнота пропала. Разрезало алым и вывернуло видимость. Перевернуло, понесло, закачало. Окно было на месте. Но теперь оно было кроваво-красным...
- Хочешь быть со мной? - прямо спросил Саске, разворачиваясь к Наруто.
- Ты... ты же не хочешь, - в растерянности пробормотал Узумаки, не очень понимая, откуда Учиха здесь взялся. Но отвечать было необходимо.
- А с чего ты взял? - резко бросил Учиха, делая шаг вперёд. - Ты меня спрашивал? Или ты меня уже за человека не считаешь? Думаешь, тебе хуже всех? Думаешь, ты один такой несчастный? Бедненький, раздавленный Узумаки Наруто, всю кровь друзья-сволочи из него выпили, а он всё прощает и прощает, благородно уходит в лес, чтобы помереть там, в дали ото всех. И втайне, конечно же, надеется, что они найдут его труп и будут рыдать от того, что не смогли спасти нашего драгоценного, нашего невинного, такого святого...
-О чём ты? - дрогнувшим голосом спросил Узумаки.
-Всё о том же, - мгновенно отозвался Саске. - Один из лучших, благороднейших шиноби, которые спасают всех, жертвуя своей жизнью! Всё за благо других? Так это звучит?! Да, ты ничтожество, - сорвался на быстрый, злой шёпот. - Ты ничего из себя не представляешь, иначе не довёл бы себя до такого! Шиноби должен оставаться хладнокровным, расчётливым и всегда знать, что он делает. Тело ниндзя должно быть под контролем умелого ума, который сейчас полностью погряз в жалости к себе и не видит ничего, кроме этого! Кто выл в подвале, тогда когда надо было сцепить зубы и жить? Кто терял сознание, не доползая до туалета? Кто сидел и плакал у озера?! Кто устраивал истерики?! Кто всё время норовил выскочить на солнце?! Кто прогнал лучшего друга, который ради тебя нарушал прямы приказы Цунаде?! Кто...
- Прекрати!
Я понял это и без тебя.
Я буду сражаться.
Я буду держаться за эту жизнь.
Я не сломаюсь из-за одиночества.
Я никогда не позволял погибать близким мне людям, но теперь я понимаю, что делал недостаточно.
Я смогу пройти там, где у Учихи сломалась выдержка и опустились руки.
- Сакура, спорим, я стану Хокаге?
Спорим. Но теперь уже не с Сакурой...
Прямоугольник тёмного неба заражался стремительно алеющей полосой. На лес ложилась красная, тёплая заря. Наруто подпрыгнул и, ухватившись за края ямы ладонями, подтянулся. Отряхнул мокрые от земли, черные руки, провёл ладонью по колену и несколько раз двинул локтём, проверяя, как он работает. Вспомнив о перепачканной, чёрной спине, не сдержал улыбки.
Как там говорил Какаши? Если тебе будет плохо - иди в лес...

* * * * *

- Учиха, Наруто пропал, - Цунаде даже не поздоровалась. Она сидела в кресле, натянутая как струна и, кажется, даже, так же звенела.
Я вытащил Узумаки, чтобы иметь его тело? Я разве об этом думал, когда его, полуживого выносил из подвала?!
- Что значит пропал? - Спокойно поинтересовался Учиха. - Он сбежал. Верно?
Цунаде моргнула.
- Причём, сбежал ночью, - так же спокойно продолжил тот. - И никто из ваших людей этого не заметил, хотя дежурят по периметру больницы уже третьи сутки.
На секунду лицо Цунаде вновь перекосилось, как будто перерезалось тонкими морщинами, но она мгновенно взяла себя в руки.
- Сакура разболтала? - как можно небрежней спросила она, рассматривая полированный края стола.
- Сакура мне по ходу вообще ничего ещё не разболтала, - неожиданно ухмыльнулся Учиха.
Не затем его выхаживал, не затем поил водой иссушённого, слабого, не затем одевал, не затем ставил на ноги...
По привычке уже давно не включает свет.
- Ты должен уйти, - неожиданно твёрдо отчеканила Пятая. Черты лица стали жёсткими и стальными, в голосе зазвенела власть. Так вот что в этой струне звенело...
- Куда? - мгновенно откликнулся Саске. Он был готов к такому повороту.
- Подальше отсюда! - почти прорычала Цунаде. - Мы найдём Наруто... И отправим его на миссию. Есть работа, с которой справится только он. А ты в это время покинешь наши владения, как и делал раньше с той только разницей, что больше уже не вернёшься.
- А я соглашусь? - спросил Саске, насмешливо глядя прямо ей в глаза.
- Учиха, ты самоубийца! - грохнула кулаком по столу Цунаде. - На что ты нарываешься?! Ты всё ещё преступник! В любой момент тебя могут казнить! И я буду первая, кто проголосует за это!
Ти-ши-на.
- И когда мне нужно убраться отсюда? - так же насмешливо поинтересовался Саске.
- Наруто должен окрепнуть, - Цунаде зарылась руками в светлые волосы. У неё нещадно болела голова ото всего этого. - Неделя... максимум... потом ты исчезнешь.
- Один вопрос, - Учиха прищурился. - Почему?
- Потому что я уже не верю Наруто, - устало сказала Пятая, уже явно на выдохе. - А ты ещё больше меняешь его.

* * * * *

Дома было тихо и темно. Как и всегда. Саске привык к такому. А ещё он не знал, как себя вести и как уходить отсюда, пережив и перетерпев столько...
На кухне, положив голову на руки, сидел Наруто.
- Привет, - мягко произнёс он, заглядывая Учихе в глаза весёлой синевой.
Саске замер на пороге, не смея двинуться с места. Узумаки казался ненастоящим. Наверное, нужно извиниться. Ага, так наверняка поступила бы Сакура.
- Ты здесь? - глупо спросил Учиха.
- Ага, - Наруто потянулся. На нём был один из тонких белых свитеров, которые давал ему Саске, и светлые, подвёрнутые джинсы. Учиха был выше и Наруто подворачивал штанины, чтобы не спотыкаться на каждом шагу в темноте. И ещё...
На кухне горел свет.
- И давно ты здесь? - спросил Саске, наблюдая за тем, как Наруто поднимается и, закинув руки за голову, смотрит в окно на расцветающий на горизонте рассвет.
Свитер приподнялся и обнажил полоску выбеленной темнотой кожи. Ноги, туго обтянутые джинсами, напряглись - потянувшись, Узумаки привстал на носках.
- Веришь в чудеса? - неожиданно спросил Наруто, не оборачиваясь.
Саске зажмурился.
- Я... не знаю, наверное, это глупо спрашивать... Саске, можно я с тобой?..
- Верю, - почти отчаянно, на выдохе, боясь, что не успеет, и рухнет вся эта хрупкая иллюзия. Толчёным стеклом выстелется по полу, и наступать будет больно, и ноги в кровь. И никогда это больное крошево уже будет не оттереть. Вместе с кожей на руках стираться будет, вместе с мясом, вместе с телом, душу выворачивая.
- А я знаю, - неожиданно сказали совсем рядом. Обожгли дыханием нос, близко-близко... коснулись губ... осторожно, мягко провели языком. Саске хотелось замереть изваянием, задержать дыхание, и чтобы время остановилось, не спугнуло волшебный, мимолётный... такой тёплый...
Наруто тихонько засмеялся.
- Учиха, кто из нас актив?
Веки Саске вздрогнули и приоткрылись. Глянула сквозь матовые ресницы бархатная, маслянистая чернота. Рука сама собой легла на тёплую, чужую спину. Поднялась вверх, медленно, мягко зарылась пальцами в светлые, растрёпанные волосы, притянула.
- Я. Тебя. Никому. Не отдам, - прошептал Саске, упираясь лбом в его лоб, и не выдержал. Сорвался. Прижал к себе, как можно ближе, чтобы чувствовать, чтобы впитывать чужое тепло, чтобы жить одним с ним воздухом, думать одни мысли, чтобы время одно было и ощущения. Стоял, просто прижимая его к себе. Такого... дурного...
- Узумаки... тебя развели, как лоха...
- Сам не лучше, - прошептал Наруто и поцеловал. Глубоко, сильно, так как целуют, когда хотят сказать три слова, которые не вмещаются в три.
Абзацев десять, - думал Учиха вечером. - Не меньше... мата...
И Саске сам целовал. Губы, щёки, нос этот непослушный, веки, брови... до чего дотянуться, ведь забудет же что-нибудь, точно забудет...
Ладони тонкие, ещё не окрепшие. Пальцы, тонкие, худые запястья, с чуть бьющейся голубоватой жилкой и выступающей острой косточкой. Припал губами - слушал пульс. Наруто - как-то так получилось - оказался у него под рубашкой. Пролез к ключице, ткнулся носом в ямочку, выцеловывал, гладил до потери пульса, контроля, что ещё можно потерять, если и так ничего нет?!
Если только и остаётся, что неуклюже проталкиваться в комнату, упираясь спиной в стену и натыкаясь в коридоре на все углы сразу. И боли не чувствовать. Потому что сразу же зализывают, заглаживают. Убаюкивают.
Тебе никто больше не причинит вреда.... Обещаю.
Кто упал сверху, кто снизу оказался было не понятно, потому не было видно где верх, а где низ. Потом уже Саске, до умопомрачения вылизывая живот, забрался под ремень джинсов, и стало понятно, что Саске сверху. Дёрнул нетерпеливо дурацкую пряжку, за счёт которой и держались на Наруто не по размеру подобранные штаны.
Узумаки тихонько охнул и неожиданно зажмурился. Саске усмехнулся.
- Что? Первый раз в нормальном состоянии? - не удержался. Надо же было испортить идиллию.
- А если не трезвый, это - ненормальное состояние, - кое-как прошептал Наруто и чуть-чуть приоткрыл глаза. Синева выглядела пьяной.
- И когда ты напиться успел? - усмехнулся Саске.
- Когда поцеловал, - пробормотал Наруто, чувствуя, как чужая ладонь аккуратно, слегка задевая эрекцию, стаскивает с него брюки. Болезненно напрягшийся член дрогнул, и бешеная пульсация только усилилась. Наруто закусил губу.
- Так не бывает, - неожиданно выдохнул он.
Саске ничего не ответил. Просто опустил голову и коснулся губами влажной, нежной головки. Наруто дёрнулся. Учиха короткими, мягкими движениями облизал блестящую от смазки кожу. Потянул губами, закрывая обрамлённые пушистыми ресницами глаза.
Ты веришь в чудеса, Наруто?
Это продолжалось больше часа: тянущий, неожиданно неторопливый Учиха, Наруто, не собирающийся отставать. Мягко, выматывающе, целенаправленно долго доводить друг друга до оргазма.
Не отпускать, что бы ни случилось. Саске властно навис, подхватил ладоням колени Наруто и поднял на него глаза. Только если ты хочешь...
Узумаки хватило одного взгляда, чтобы понять. Он уже был распалённым, таким горячим, что можно было обжечься. Его грудь бешено вздымалась, руки подрагивали, впиваясь ногтями в простынь, а член изнывал, желая разрядки. Наруто трясло, практически лихорадило, но Учиха как всегда умудрялся сохранять какой-то непонятный, неведомый контроль над ситуацией. И когда Узумаки, поняв, что от него требуется, кивнул, этот последний контроль слетел с Учихи напрочь...

* * * * *

-Доброе утро, - Цунаде тихонько вошла в дом. Её никто не встречал. Тишина стояла мёртвая и на секунду ей показалось, что никого нет.
"Есть", - поняла Цунаде и успокоилась. Прокралась по тёмному коридору и взялась было за одну из дверных ручек, когда...
-Вы пришли? - улыбнулся Наруто опираясь обнажённым плечом о дверной косяк.
-Вижу ты нашёлся, - Пятая улыбнулась в ответ и постаралась выглядеть как можно естественней. - Это очень хорошо. И хорошо, что ты себя так замечательно чувствуешь. Мы все рады, что ты снова с нами, Наруто. И мы рады, что ты улыбаешься, - она на секунду замолчала оценивая результат своих слов.
Наруто стоял всё так же, опираясь плечом; открыто, не враждебно смотрел ей в глаза и мирная, безоблачная синева, словно подсвечивалась изнутри.
-Я надеюсь, - Цунаде подбавила в голос виноватую нотку. Чуть-чуть. Только, чтобы задело. - Я надеюсь, что ты не в обиде на нас за тот небольшой спектакль, который нам пришлось разыграть? Мы спасали тебя, Наруто... И нам действительно очень жаль, что всё так получилось, но, в конце-концов, план сработал, верно ведь? - она подмигнула ему, призывая посмеяться вместе с ней.
Наруто кивнул, на мгновение прикрывая, синеву пушистым ободком ресниц. Молчаливое согласия, не нуждающееся в подтверждении. Есть такие люди. Умеют говорить глазами.
-Я не могу на вас обижаться, - подмигивает в ответ. Шальная синева, смотрит ей в глаза не отрываясь.
-Вот и замечательно! - кажется, пронесло... - Наруто... Ты должен отдохнуть и набраться сил, но уже на следующей неделе нам понадобится твоя помощь. Для тебя есть миссия и никто, кроме тебя с ней не справится. Тебе придётся в очередной раз спасать родную деревню. Мы все надеемся на тебя. Я понимаю, что ты сейчас не в лучшем состоянии, но недели для восстановления, тебе хватит, правильно? Мы без тебя, как без рук, - смущённо развела руками. Чтобы понял, что действительно, как без рук...
Наруто понимающе кивнул. Синева выглядела доброй и лениво расслабленной. Синеве было скучно...
-Я хотел это позже сказать, - взъерошил светлую макушку. - Извините. Нет.
Наруто?
-Что?.. - выдавила из себя Пятая, ошарашенно уставившись в мягкую, улыбающуюся синеву.
Синева смеялась в голос.
-Я хотел позже сказать, - виновато развёл руками. - Цунаде-сама, я совсем, совсем на вас не обижаюсь. Просто я подумал, что может быть, есть какая-нибудь другая жизнь?
-То есть?.. - прошептала Пятая.
Наруто радостно улыбнулся и неожиданно шагнув вперёд, прошептал ей в самое ухо.
-Это секрет. Я ухожу из деревни.

* * * * *

- Они что вместе? - почти с ужасом спросила Цунаде.
Сакура неверяще уставилась на одного из посыльных шиноби. Тот только пожал плечами.
- Докладываю только то, что видел, - сухо сообщил он. - Голые, в одной постели. Вместе. Если этого не достаточно, извините...
Сакура медленно перевела взгляд на Сая.
- Ты знал? - почти с ненавистью спросила она.
Сай коротко развёл руками и, кажется, даже глаза прикрыл, показывая, какой он виноватый.
- Так это всего лишь... Так это всего лишь секс! - Цунаде возликовала. - Это всё, что его держит! Он ведь с Учихой постоянно! Это всё его работа!
Харуно посмотрела на неё, как на полоумную.
В Сакуре, вылетая насквозь и улетая в никуда, сквозила женственность. Мягкая черешня, отливы рассвета и всепоглощающая чувственность. Так получилось, что женственность в Сакуре перевешивала человечность.
- Секс может быть и с тобой, - заявила Цунаде Сакуре.
- «С тобооой», - передразнила Харуно Пятую, когда они вышли из кабинета. - Если на то пошло, то и ты сгодишься! - раздражённо бросила она, поворачиваясь к Саю.
Тот, как обычно, вежливо улыбнулся и показал Сакуре средний палец...

@темы: romance, drama, NC-17, ангст, слэш, фанфик